С О Ц И Н Т Е Г Р У М

цивилизационный форум
     На главную страницу сайта Социнтегрум      Люди и идеи      Организации      Ресурсы Сети      Публикации      Каталог      Публикатор_картинок
                       
 
Текущее время: Вс фев 05, 2023 12:36 pm

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]




Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 1108 ]  На страницу Пред.  1 ... 70, 71, 72, 73, 74
Автор Сообщение
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Пн янв 10, 2022 8:17 pm 
Не в сети
Модератор
Модератор

Зарегистрирован: Сб сен 04, 2004 8:18 pm
Сообщения: 4158
Откуда: Санкт-Петербург
Здравствуйте, Валерий Васильевич.

Я думаю, Вы хотели сказать, что Адам Смит был шотландец, а не Маркс.
Александр, к сожалению, не уделяет должного внимания изложению своих мыслей в грамматически-правильной, понятной и логичной форме.

Читать его тексты тяжело, потому что построение фраз у него своеобразное, и смысл не всегда понятен. От мыслей до их изложения путь длинный, и требуется большая работа, чтобы донести свои мысли до читателя. К сожалению, Александр плохо формулирует свои мысли - поэтому его трудно бывает понять.

Григорий.


Вернуться к началу
 Профиль  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Чт янв 13, 2022 4:03 pm 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
Задача, поставленная ещё в далёкое время, построить, создать справедливое общество, решаема и будет решена на совершенно объективном условии. Это условие - развитие человека, человека, который должен понять своё место и взаимосвязь с другими в обществе.
Что есть общество, и осознание места человека в нём, является основополагающим моментом. Моментом объясняющее, в конце – концов, само общество.
Чтобы не говорили, но Карл Маркс оказался провидцем только в одном случае и в том нас утверждает тот факт, что сознание создаёт общество. Сознание наёмных работников создало общество пролетариев.
Слова К. Маркса из «Критики Готской программы» : «Это равносильно тому, как если бы рабы, открыв, наконец, тайну своего рабства, подняли восстание, а один из них, весь еще во власти устаревших представлений, вписал бы в программу восстания: рабство должно быть уничтожено, потому что при системе рабства продовольствование рабов не может подняться выше определенного, весьма низкого максимума!», 19-25.
Восстание, которое было успешно осуществлено, в результате которого общество было благополучно построено , если не придираться к понятиям общества, общество наёмных рабочих, не ликвидировало, а упрочило то, что было задачей и целью общественного развития – ликвидировать наёмный труд.
Получается что рабы всё – таки «открыли тайну своего рабства», но посчитали что в условиях нового общества, общества пролетариата, просто будут лучше кормить.
«Продовольствование» должно было подняться «выше определённого, весьма низкого уровня», уже благодать, но что важнее, будет создавать равенство между людьми. «Равенство по продовольствию» системно предполагает, что труд по производству одновременно, в данном обществе осуществляет воспроизводство самого человека.
Человек в данной системе одновременно является и производителем и тем самым осуществляет своё воспроизводство.
«Состояние общества, когда рабочий выступает на товарном рынке как продавец своей собственной рабочей силы, и то его уходящее в глубь первобытных времён состояние, когда человеческий труд ещё не освободился от своей примитивной, инстинктивной формы, разделено огромным интервалом»,23-190.
Карл Маркс добавляет, ни сколько не смущаясь данным обстоятельством, человека как собственника рабочей силы,
показывая прогресс в социальном развитии. Инстинкт труда, который позволяет человеку просто выживать и производящий для себя человек, полагают дистанцию огромного размера или просто развитие человека.
«Мы предполагаем труд в такой форме, в которой он составляет исключительное достояние человека. Паук совершает операции, напоминающие операции ткача, и пчела постройкой своих восковых ячеек посрамляет некоторых людей-архитекторов».
Труд в такой форме, в форме операций производства, которые осуществляет ткач и предполагает наёмный труд, труд для выполнения «операций ткачества», для производства ткани. Для производства людей – архитекторов, для постройки не восковых ячеек, как пчёлы, а для строительства зданий.
Из данного представления и складываются принципы «трудового» общества.
Общество производителей, трудовое общество или общество пролетариата, имеет своим содержанием как раз наёмный труд.
Там где, по словам Фридриха Энгельса проявлялось зло и неправда капиталистического общества.
То как описывает он капитализм и капиталистические отношения представляет злобу дня и заставляет задуматься не только над тем, где выход из этого состояния, а зримо представлять из данного состояния общества мы никуда и не уходили.
Отличие только состоит в том, что нынешний капитализм имеет человеческое лицо, лицо определённого человека. Обыкновенный капитализм, который у нас сегодня за окном, прежде назывался общественным капитализмом. В роли капиталиста выступало общество.
«Что при нынешних социальных условиях самая справедливая заработная плата неизбежно соответствует самому
несправедливому распределению продукта труда рабочего, так как большая часть этого продукта идет в карман капиталиста, а рабочему приходится довольствоваться лишь такой долей, которая дает ему возможность поддерживать свою трудоспособность и продолжать свой род.
Это — закон политической экономии или, другими словами, закон нынешней экономической организации общества, и закон этот сильнее всех писанных и неписанных английских
законов, вместе взятых, включая и канцлерский суд. Пока общество разделено на два противостоящих друг другу класса: с одной стороны — капиталистов, монополизировавших все
средства производства — землю, сырье, машины, с другой стороны — трудящихся, рабочих, лишенных всякой собственности на средства производства, не обладающих ничем, кроме
собственной рабочей силы; пока существует эта общественная организация, — закон заработной платы останется всемогущим и будет каждый день заново ковать цепи, превращающие рабочего в раба своего собственного продукта, монополизированного капиталистом»,19-259. Если рассмотреть тот закон политической экономии, то здесь Ф. Энгельс отождествляет его с законом нынешней экономической организации общества, то этот закон пока ещё на стороне сторонников построения общества пролетариата, закона «новой организации общества», представляющей из общества огромную фабрику производителей общественного добра.
Если и сегодня утверждается, что реалистичность идеи марксизма выступают в форме справедливости, оттого что весь продукт, который естественно и очевидно производили наёмные работники, в условиях капиталистического общества, им не принадлежал. Карл Маркс обратил на это внимание, и идея производства для себя воплотилась в жизнь. Трудящиеся стали производить для себя и им принадлежал весь их продукт.
Тогда, в этом случае, К. Маркс поступил не как Робин Гуд, а как костромской крестьянин Сусанин.
Что такое вообще производство для себя, на какие цели оно выражает? Что такое вообще труд для себя и как произвести товар для себя?
Могут ли быть такие понятия вообще, и может ли такой подход к общественному производству освещать и проявлять метод политической экономии?
Потому Фридрих Энгельс больше видит в том случае перспективу и реальность, показывая, что « подлинное освобождение рабочего класса невозможно до тех пор, пока он не станет собственником всех средств труда — земли, сырья, машин и т. д., а тем самым и собственником ВСЕГО ПРОДУКТА СВОЕГО СОБСТВЕННОГО ТРУДА».19-261.
Он, тем самым, представляет определённую, правильную цель, выделяя её крупными буквами, но с негодным для этого средствами. Собственнику своего собственного труда для того чтобы являться и представляться таковым, вовсе не обязательно быть собственником машины. Собственник не будет собственником своего труда, если представить продукт общим и владение «всех средств труда — земли, сырья, машин и т. д.», определяют именно владение, а не собственность.
Токарю не обязательно быть собственником станка, на котором он вытачивает гайки, достаточно быть собственником того что он создал, то что создал его труд, те же гайки, а средства труда могут быть просто арендованы.
В этом или данном случае проявляется собственность, в отличие от собственности рабочего класса на всё народное достояние.
Владельцы радикально отличны от собственников, потому что собственники осуществляют, создают конструкцию общества производством для других, которая и проявляет труд как труд, как социальный труд.
Труд не производит в обществе потребительные стоимости, предметы потребления, потому что он производит предметы потребления для других. Что, в конце – концов, и создаёт общественное богатство. Что есть проявление социальной природы человека и это делает труд, который отличен, поэтому, от понятия рабочей силы.
Потому следует сравнить положения Карла Маркса и изучать политэкономию не по букварю, как он здесь предлагает.
«Первая часть параграфа: «Труд есть источник всякого богатства и всякой культуры».
Труд не есть источник всякого богатства. Природа в такой же мере источник потребительных стоимостей (а из них-то ведь и состоит вещественное богатство!), как и труд, который сам есть лишь проявление одной из сил природы, человеческой рабочей силы. Приведенную выше фразу вы встретите во всяком детском букваре, и она правильна постольку, поскольку в ней подразумевается, что труд совершается при наличии соответствующих предметов и орудий». «Критика Готской программы», 19-13.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Пт янв 14, 2022 9:59 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
Чтобы общество жило без бед, богато и счастливо, надо вначале это общество объяснить.
Строительство общества пролетариата выразилось в таком виде и таким образом на основании объяснения общества. Ликвидацией пороков капиталистического строя, общество, по этому взгляду, неизменно вступало в новую социальную формацию – социализм.
Понятия, которые и привели к социализму в таком виде, определяют его социальное содержание.
Взять, к примеру понятие труда, так как его описывает Адам Смит в «Исследовании о причине и природе богатства народов».
«Невозможно вполне отделить занятие скотовода от занятия хлебопашца, как это обычно имеет место с профессиями плотника и кузнеца. Прядильщик и ткач почти всегда два разных лица, тогда как работник, который пашет, боронит, сеет и жнет, часто представляет собою одно лицо», кн.1,гл.1.
Адаму Смиту необходимо заметить или выразить то, что он неверно, неправильно представлял роль и сущность труда в обществе.
Труд это не то чем занимаются скотовод, хлебопашец, плотник и кузнец. Так же не является трудом усилия работника, который пашет.
Труд должен выразить себя социально, полезной деятельностью скотовода, который предоставляет свой труд для других, для общества. Так же как и к кузнецу присущ труд в таком виде, только когда он производит поковки для других.
Что его поковка произведена трудом, можно сказать только условно, абстрактно. Что утверждает абстрактность его труда.
Конкретность труда выражает полезность поковки для других.
Труд не в том, что он производит, задействуя человеческую силу, а в том, что он их делает для других. Только так или так образуется общество, потому не кто иной, как труд, его образует.
Труд понятие социальное, обществообразуещее, и если работник, который пашет, боронит, сеет и жнёт, имеет своё место в обществе, только в том случае, является членом этого общества, что он предоставляет свой труд для других. Что он не просто пашет, боронит, сеет и жнёт, а тем самым производит для других сельхоз продукт.
Так образуется общество, тем, что труд понятие социальное, что каждый трудится для других.
Коммунизм получился не просто так, а из представления просто труда, представлением труда затратой рабочей силы. Кроме того, коммунизм представлял, ни много ни мало, принципы «трудового общества». Общества образованного таким образом, когда все трудятся и таким трудом, который есть «производительное расходование человеческого мозга, мускулов, нервов рук и т. д. и в этом смысле — один и тот же человеческий труд», «Он есть расходование простой рабочей силы, которой в среднем обладает телесный организм каждого обыкновенного человека, не отличающегося особым развитием», предполагают устои общества.
Всё бы ничего, но такая конструкция общества нарушала незыблемое правило, сущность при котором богатство общества образовано и состоит из богатства членов этого общества. Из такого представления участник общества, предполагается в каком -то другом ключе, другом измерении и другой сущности, где есть богатство общества и есть богатство людей, образующих это общество.
То, что Россия богатая страна, но бедны соотечественники, как то не вписывается реалии, представлением, что богатство где – то там, а не у каждого из нас.
Ведь Адам Смит ясно указывает: « Политическая экономия, рассматриваемая как отрасль знания, необходимая государственному деятелю или законодателю, ставит себе две различные задачи: во-первых, обеспечить народу обильный доход или средства существования, а точнее, обеспечить ему возможность добывать себе их; во-вторых, доставлять государству или обществу доход, достаточный для общественных потребностей. Она ставит себе целью обогащение как народа, так и государя»,кн.4.
Надо понимать, что необходимость обеспечения народу обильного дохода обеспечивается не предоставлением таковых, средств существования, а предоставлением возможности добывать их. Что Адам Смит ясно конкретизирует. Представлением той пресловутой «удочки».
Для этого необходимо поставить заслон на пути сознания производства сообща общественного богатства, которого с избытком хватит всем. Путь распределения произведённого общего богатства, который нас обогатит.
Путь производства общественного богатства ущербен по той простой причине, что каждый член общества работает на общий результат, являясь его «элементарной частью».
Что отождествляет труд человека и труд общества, общественный труд. Труд человека выражается в общем труде общества, являясь его частью.
Но это не так, говорит Адам Смит, каждый человек имеет собственную выгоду, отличную от выгодности общества.
Но только выгодность труда, занятия, для отдельного человека, согласуется с выгодностью для общества.
«Каждый отдельный человек постоянно старается найти наиболее выгодное приложение капитала, которым он может распоряжаться. Он имеет в виду свою собственную выгоду, а отнюдь не выгоды общества. Но когда он принимает во внимание свою собственную выгоду, это естественно, или, точнее, неизбежно, приводит его к предпочтению того занятия, которое наиболее выгодно обществу»,кн.4.
Я думаю не надо унывать, потому что мы живём в трудное, но интересное время, которое неизменной поступью превращает Золушку, под которой подразумевается не только труд, но и сам человек труда, в принцессу.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вт янв 18, 2022 3:47 pm 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
Вообще – то политэкономия начинается с анализа того, что в двух товарах содержится равный труд или почему два непохожих друг на друга товара образуют это равенство. Прояснение пропорции их отношения является основной задачей политэкономии.
Но настоящий анализ, анализ, которым подвергается общество настаивает на том, что отдельный товар является отдельной вещью, составляющей общественное производство в целом. Для этой цели и задачи важно чтобы сущность каждого товара изучалась, представлялась в отдельности, для прояснения принципа их взаимодействия, соединения, чтобы понять и почувствовать посредством этого их равновеликость. Метод исследования заключается в том, чтобы представить товар отдельным элементом составляющим общественное производство в общем или в сущности.
Данный метод и применил Карл Маркс для объяснения общественных процессов.
Он ставил задачу анализировать капиталистическое общество, приступая к главной работе «Капиталу».
Начал анализ огромного общественного скопления товаров, а «отдельный товар — как элементарная форма этого богатства. Наше исследование начинается, поэтому, анализом товара».
Карл Маркс допускает исследование товара в своей сущности, в своей глубокой имманентности, по своей природе, представлением, что это вещь необходимая для общества. Вещь полезная для общества и потому имеет ценность для общества и потому она потребительная стоимость, поскольку проявляет ценность для потребления. Вещь, служащая для воспроизводства общества.
Потому в самом «Капитале» он представляет его так: «товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности».
Так же и в «К критике политической экономии»: «какая-либо вещь, необходимая, полезная или приятная для жизни», предмет человеческих потребностей, жизненные средства в самом широком смысле слова».
Наглядно показывая свойство товара быть полезной для общества вещью, удовлетворяющей его потребности, Карл Маркс представляет другое его свойство, свойство обмениваться.
Потому товар имеет два свойства быть полезной вещью и иметь свойство обмениваемой, т.е. выражать двойственность, в виде полезной и меновой вещи.
Таким образом, глубину и серьёзность исследования политической экономии он выражает ключевым выводом относительно «элементарной части общественного производства» - товара.
Метод исследования «общественно – производственного организма» основывается и обосновывается:
«Сведение товара к труду в его двойственной форме — потребительной стоимости к реальному труду, или целесообразно производительной деятельности, а меновой стоимости к рабочему времени, или равному общественному труду, есть конечный
критический результат более чем полуторавековых исследований классической политической экономии, которая начинается в Англии с Уильяма Петти, а во Франции с Буагильбера * и завершается в Англии Рикардо, а во Франции Сисмонди»,13-39.
Для развенчания социализма Карла Маркса, который базировался, основывался на данном методе необходимо понять, что анализ общества должен происходить в другом месте, где проявляются черты общества, как общества, где проявляется симбиоз людей.
Там где общество есть, там, где оно проявляется, образуется и существует.
Человек произвёл вещь – товар, как акт целесообразной деятельности и «сведение его к потребительной стоимости и к реальному труду», не может полагать метод исследования общества. Общественный его характер выражает действительная товарность вещи, которая может проявить себя только в обмене.
Только обменом может, выражается общественный его характер.
Существование людей в обществе, происходит через обмен трудом, через обмен, который является сущностью определяющим социальную жизнь общества, его природу.
«Элементарная» часть общества есть не товар, а обмен, который его создаёт. Обмен, в котором оба товара не являются полезными вещами, а являются полезными вещами для другого участника обмена.
Поэтому или из - за этого случается, образуется и происходит обмен, пропорции которого создаются социально.
Те. произошёл обмен, как проявление элементарной части, сущности общества, который и предполагается анализировать.
Тем самым предполагается анализировать общество, а не его призрак, его априоризм.
Потому метод анализа исследования общества, как его элементарной части сводится не к отдельному товару, а к отдельному обмену.
Элементарность создания общества состоит в том, что для каждого из них противостоящий труд является общественным.
Общественный это не совокупный труд, выраженный продуктом труда, в этом случае непонятного выражения. Труд не может быть выражать себя в «потребительной стоимости», т.к. предмет потребления является таковым не в «себе», а должен стать таковым для других.
Так же как и не может быть определённо товаром, «меновой стоимостью», неучастием в обмене.
Труд в сюртуке общественный для ткача и труд в сукне, общественный для портного.
Обменивается ткач с портным, потому что для ткача полезной вещью является сюртук, а для портного сукно, произведённое ткачом.
Что является началом и элементарной частью общества.
Все понятия выводятся из этого взаимодействия и в обмене проявляют и показывают свои свойства.
Общественный труд, поэтому, это не общий, совокупный труд, а труд других. Мерой производителя и ткача и портного, является другой общественный труд, который стоит его.
Стоимость есть то, что стоит данный товар в непременном обмене, в создании общественных условий и природе общества.
Потому понятия, которыми пользуется Карл Маркс противоречивы,
Как, например, стоимость.
«Как и всякий иной товар, золото может выразить величину своей собственной стоимости лишь относительно, лишь в других товарах. Его собственная стоимость определяется рабочим временем, требующимся для его производства»,23-102.
Противоречивость «собственной стоимости» заключена в том что «золото может выразить величину своей собственной стоимости лишь относительно, лишь в других товарах». Так же может выразить и «в себе», собственную стоимость определяемую рабочим временем, требующихся для производства».
К тому же золото может, а сам Маркс нет. «Я не могу, например, выразить стоимость холста в холсте»,23-59, «Холст выражает свою стоимость в сюртуке»,23-58.
Так же и «Два сюртука могут поэтому выразить величину стоимости 40 аршин холста, но они никогда не могут выразить величину своей собственной стоимости, величину стоимости сюртуков»,23-66.
Суммировав отношение к понятию стоимости Карлом Марксом, можно к этому понятию применить слово фантом, который то появляется, то вновь исчезает.
Таким образом не может конституировать общественное производство, как таковое, "стоимостным" отношением товаров.
Стоимость выражает то количество общественного труда, которое стоит данный товар, а не его «меновая стоимость».
Товар стоит 1000 рублей, означает только знак стоимости, которого стоит данный товар, на данную сумму, показывая равность с другим, общественным трудом.
Потому, я думаю, что рыночный социализм, должен проявиться как социализм, в равенстве людей продающих свой продукт труда, обмениваясь им.
А рыночный, по отношению к социализму, утверждает данную идею.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Вс янв 23, 2022 10:18 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
Анализ общественного производства, основан на общественном разделении труда. Общественное разделение труда даёт то преимущество, что увеличивает производство, но в то же время человек увеличивая производство, не увеличивает своё богатство.
Человек не богатеет на том, что происходит интенсивный и экстенсивный экономический рост производства, за счёт того, что продукт труда или вся производимая продукция человеку, её производящему, не принадлежит.
Отчуждение человека труда от продукта труда, при капитализме, делает его машиной или её придатком, которому не интересен конечный результат производства. Он не заинтересован в нём, как в том, что ему принадлежит непосредственно.
Идея энтузиастов – теоретиков, построить общество производящих для себя людей, создать условия чтобы человек производил не для какого – то дяди, а производил для себя, с восторгом было воспринято.
Работать не на и для капиталиста, а всё производить для себя, показывало направление развития общества и общественного производства.
Показывало векторный путь по которому ликвидируется главный недостаток, дефект капиталистической формации, отчуждение труда, отчуждение человека труда от продукта его труда, того что человек произвёл, сделал. Производство для себя снимало отчуждение.
Производство для себя было тем, что превращало общество в огромную фабрику по производству общественного продукта для себя.
Никто не оспаривает, что результат разделения труда приводит к увеличению производства продукции. Оспаривать можно только понятие труда и его выражение в его же разделении.
Увлечённость Адама Смита из «Исследования о природе и причинах богатства народов» , в этом вопросе, можно понять.
«Величайший прогресс в развитии производительной силы труда и значительная доля искусства, умения и сообразительности, с какими он направляется и прилагается, явились, по-видимому, следствием разделения труда. Результаты разделения труда для хозяйственной жизни общества в целом легче всего уяснить себе, если ознакомиться с тем, как оно действует в каком-либо отдельном производстве». «Один рабочий тянет проволоку, другой выпрямляет ее, третий обрезает, четвертый заостряет конец, пятый обтачивает один конец для насаживания головки; изготовление самой головки требует двух или трех самостоятельных операций; насадка ее составляет особую операцию, полировка булавки — другую; самостоятельной операцией является даже завертывание готовых булавок в пакетики».
На самом деле это только можно принять за разделение труда, на самом деле разделение труда внутри общества и внутри фабрики отличаются. Но отличаются настолько, что застраивание конца булавки и её полировка заставляют задуматься об абстрактном понятии труда в виде производимых этих операций людьми.
- во первых установка А. Смита: «Как только повсеместно устанавливается разделение труда, лишь весьма малая доля потребностей каждого человека может быть удовлетворена продуктом его собственного труда. Значительно большую часть их он удовлетворяет обменом того излишка продуктов своего труда, который остается после удовлетворения его потребностей, на излишки продукта труда других людей, в которых он нуждается», говорит о том что разделение труда обходит важный момент его становления.
Излишки труда в выпрямлении проволоки или в завертывании готовых булавок в пакетики, не воспринимаемы. Как не воспринимаемы, что эти операции как – то относятся к удовлетворению собственных потребностей.
- во вторых труд в виде полировки булавки не может быть обменен на труд других людей.
- что и подтверждает сам А. Смит про первоначальное разделение труда. Разделение труда, полагает он, определяет, «заводит» и начинает склонность к обмену. Т.е. разделение труда представляет труд только в выражении его обмена для приобретения труда других людей, «в которых он нуждается».
Труд обменивается на труд, чего нельзя сказать про труд по протяжки проволоки. Такой труд обменять нельзя.
«Точно так же, как посредством договора, мены и покупки мы приобретаем друг от друга большую часть необходимых нам взаимных услуг, так и эта самая склонность к обмену породила первоначально и разделение труда».
Потому необходимо отделить общественное разделение труда от абстрактного и искусственного разделения труда на отдельной фабрике. Разделение, в котором труд фигурирует абстрактно.
Труд, как понятие реализует себя в обмене на продукт труда других людей, что и оформляет общество, создаёт его.
«Все эти различные способности и свойства ввиду отсутствия способности или склонности к обмену и торгу не могут быть использованы в общих целях и ни в какой мере не содействуют лучшему приспособлению и удобствам всего вида».
Так что принцип разделения труда, основанный на личных способностях каждого человека, в проявлении их для других, «ввиду отсутствия или склонности к обмену» не может быть реализован в «общих целях».
«Эта склонность к обмену не только создает различие способностей, столь заметное у людей различных профессий, она также делает это различие полезным».
Тем самым Адам Смит указывает на нереализуемость природных особенностей, способностей человека, ввиду отсутствия или склонности к обмену, в общих целях, «не содействуют лучшему приспособлению и удобствам всего вида» людей, человеческого общества.
Идея общего, совместного труда на самом деле разрушительна, разрушает человека изнутри тем, что не проявляет в человеке человеческих качеств, которые в нём предполагаются.
Первое из них быть полезным своими способностями для других для общества и не тем что хорошо гнёт проволоку для булавки и аккуратно упаковывает их в пакетики.
Сила и аккуратность, конечно, имеет значение, но не имеет значение в общественном выражении, которая действительно представляет полезность для других.
Труд предполагает его социальное выражение и тем самым его разделение, что в свою очередь предполагает тот самый рынок, который строят не люди, а он строится для людей.
Потенциальное развитие общества связывается со «строительством» рынка, но не людьми, а как обычно для людей, что и обеспечивает трудности его становления. Является попыткой опять загнать в лучшее будущее, поскольку – де альтернативы рынка нет.
Принципы рынка, пытаясь совместить с общим, совместным производством в обществе. Пытаясь труд человека для общества, которое и даёт различие между трудом общества, трудом других и трудом человека. Совместить труд человека с общим трудом, представив его труд обществе, который вкупе со всеми создаёт общий продукт.
Что, в свою очередь является причиной, чтобы всеми силами обойти «страшилку», которую представляют К. Маркс и Ф. Энгельс.
«Разделение труда, — писали они, — даёт нам также и первый пример того, что пока люди находятся в стихийно сложившемся обществе, пока, следовательно, существует разрыв между частным и общим интересом, пока, следовательно, разделение деятельности совершается не добровольно, а стихийно, — собственная деятельность человека становится для него чуждой, противостоящей ему силой, которая угнетает его, вместо того, чтобы он господствовал над ней», ПСС.3-31


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Пн янв 31, 2022 7:15 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
Теория устройства общества, даже ввиду явной неудачи социализма, остаётся прежней. Общество предстаёт перед нами в образе нарисованным, представленным Карлом Марксом. Прежде всего специфику обществу придаёт свойства способ производства в самом обществе, производством того чем общество воспроизводит себя. Тот комплекс вещей предметов, которые необходимы обществу.
Способ производства и воспроизводства общества определяет его социально – экономическую формацию. Общественное производство тем или иным способом констатируют у общества его формацию.
Теория общества предполагает, что векторный путь развития общества в интенсификации самого главного в нём, производства. Потому вершиной социально экономического развития должно стать разумно - организованное производство, в котором все становились трудящимися, производителями общественного богатства.
Производство в обществе было для Карла Маркса ключевым интересом исследования. Потому он прописал рецепт наращивания производства в обществе, на основе критического отношения к производству в капиталистическом обществе. Этот рецепт состоит в том, что за счёт организации производства «во всём обществе», осуществится большой скачок в изготовлении нужных и необходимых человеку и обществу вещей, предметов потребления. Увеличение производства и общественного богатства произойдёт за счёт оптимальной конструкции общества, при которой все будут производителями или трудящимися. Тем самым Карл Маркс не находил и не полагал противоречия между производителем и трудящимся. Трудящийся, для него был тем, кто производит труд, участвует в производстве.
Данное строение общества, по его идее, «ввергает» общество в новую социально – экономическую фазу – социализм.
Передовой принцип передового общества состоит в том, чтобы имеющимися средствами увеличить общественное производство и соответственно общественное богатство, которого хватит всем с избытком. Можно понять, из этого положения, абстрактность общего богатства в виде общего продукта, произведённого всеобщим трудом. Богатства произведённого скопом, сообща.
То, что касается производителей общественного богатства, то они, по взглядам Маркса также должны оставаться в роли наёмных рабочих, ведь предложено же общество пролетариев, наёмных рабочих. Богатство пролетариата или каждого трудящегося в условиях капитализма, определено средствами воспроизводства.
Это значение, определялось некоторым количеством общественного продукта, которое непосредственно являлось трудовоссстановительным продуктом, продуктом который непосредственно воспроизводил, восстанавливал труд производителей.
Другая, более значительная часть общественного продукта являлась общим достоянием, общим продуктом для производителей.
Задача, которую ставил Карл Маркс, являлась осуществить этот глобальный проект, ту часть труда и то, что безвозмездно и неоправданно присваивалось капиталистами, обратить на удовлетворение общих потребностей. Сделать фонд, который присваивают капиталисты, народным.
По большому счёту, в отношении общества, Маркс предполагал большую реформу, улучшить общество тем, что общество всё должно производить для себя, в пользу непосредственных производителей. Он, в свою очередь, не замечал, что улучшение общества является выражением утопической мысли.
Такая реформа полагала всё производить для себя, но производимое трудом общественное богатство разделялось на две половины. Одна непосредственно восстанавливала труд, предполагалась в качестве части распределения по – труду, другая становилась общей, надо заметить в обществе. Предположением, как раз того, что в обществе не должно быть. В обществе нет и не может быть «избыточного труда», труда который в нём не задействован.
Исходя из его реально устройства общества, то оно не допускает излишек или избыточность.
Специфика общества, нарисованная Карлом Марксом, предполагала, что богатство отдельных лиц как производителей, для него константа, потому что, по его мнению, данная величина определяет «трудовой» вклад в общество. Вклад, который обеспечивает восстановление и воспроизводство труда.
Что, в свою очередь определяет правила в обществе. Оплата отдельных лиц, для него, это есть оплата труда, «трудовой пай» как в условиях капитализма, так и в «продвинутом» обществе. Но то, что присваивалось капиталистом, тот неоплаченный, присваиваемый, «прибавочный», неоплаченный труд, должен служить в условиях «нового общества» для богатства всем производителям как «общественные фонды потребления».
Общественное богатство это богатство всех, но в двух ипостасях, одна из которых непосредственно оплачивала труд, другая становилась общей.
Тем самым предполагался принцип, которого не может быть ни в обществе, вообще в его структуре, ни тем более в социализме.
Конкретнее выражаясь, социализм полноправно не осуществился, потому что попирал принципы общества.
Каждому по – труду, является принципом распределения в обществе, осуществляемый обменом или посредством обмена, где для каждого участника обмена труд другого является общественным. Следствием чего является отсутствие всякого излишка или избытка, показывает, что труд в обществе распределяется ПОЛНОСТЬЮ.
Труд и человек труда является той «элементарной частью» общества взаимодействием с другими, а не общественное производство как таковое, которое требует реформ присвоения для себя.
Исходя их позиции Маркса, по отношению к обществу, то теоретическое превосходство социализма перед капитализмом определяли те пресловутые общественные фонды потребления.
Тот труд, который «экспроприирован» у капиталистов, предполагался в качестве народного достояния. Общественным богатством, общим богатством трудящихся, которого нет в капитализме.
Капитализм, который мы строим сейчас, ставит вопрос, а куда же делось то общественное богатство – ответ прост и состоит в том, что оно оказалось приватизировано.
Оказались присвоены старания людей, для процветания общества, в ущерб собственным интересам, свои потребностям.
Объектом приватизации оказались не те здания, сооружения, заводы и фабрики, которые являлись следствием присвоения, ввиду «первородности» труда. Оказался присвоенный труд, тот общественный труд, который производился, осуществлялся сверх потребностей людей (человека). Оказался приватизирован «прибавочный труд», который скрупулёзно и в ущерб собственным интересам создавали «строители социализма».
Создавали для того чтобы было богатым общество, сами обходясь малым, рассчитывающие только на средства восстановления, средства выживания.
Потому, по большому счёту, строительство социализма оказался не тем, что в нём предполагалось, а игрой в социализм, потому что человек оставался наёмником, наёмным рабочим.
Социализм, в том виде как мы его знаем, оказался справедливее капитализма, только тем, что труд, его часть, изымался для удовлетворения общих благ, в другом случае, присвоение происходило определённым капиталистом. Только справедливость ещё и добавляла или выражала его нереальность нахождением в обществе нереализуемого, общего продукта труда.
Труд реализует себя в обмене, являясь самой большой величиной, и потому он не предполагает к себе «прибавления», в виде «прибавочного» труда.
«Прибавочный труд», понятие, которое возникло только на основе ущербного отношения к труду.
«Прибавочный труд», как общее достояние и не позволил состояться социализму в его непосредственной форме, где каждому по – труду.
Только не надо путать беспочвенность нахождения общественного, как общего, которое существовало в прошлом и являлось маркером социализма и государственное, наше, которое обеспечивает наши общие потребности граждан.
Общие потребности граждан обеспечивает государство, а не общество.
Государственных функций, в теории «социализма» Карла Маркса и Фридриха Энгельса не предполагалось, поскольку предполагалась много общественного. Потому у одного государство «засыпает», а другой, место государства , в условиях «нового» общества, определил «на полке древностей».
Теория «социализма» полагало объединение государства и общества, в одну структуру, что являлось признаком общины.
То, что ещё на заре разложения первобытного строя, происходило наоборот. Разделение труда и обмен труда в обществе, закономерно отделял государство в отдельную структуру. Государство служило надстройкой над обществом, потому что общество становилось самостоятельным и самодостаточным организмом. Структурой «в себе».
Карл Маркс и Фридрих Энгельс предполагали, что общество развивается под воздействием развития производства, которое планово определяло, что нужно ему. Общественное производство, как таковое, как производство, определяло размер общества. Таким образом, превращаясь в большую фабрику. Логично полагая, что в обществе всё общественное, общее.
Потому Фридрих Энгельс, одобрительно отзываясь о представляемой К. Марксом теории возникновения общества, приписывает обществу важный утопический признак.
Увеличение производства в обществе, что является признаком его развития, предполагало, что общество всё более может взять на себя содержание непроизводительных работников. «Избыточный фонд труда» создаёт общее в обществе. Социализм, по этому мнению и был той формацией, которая за счёт увеличения производства накормит всех.
«Подобно тому, как Дарвин открыл закон развития органического мира, Маркс открыл закон развития человеческой истории: тот, до последнего времени скрытый под идеологическими наслоениями, простой факт, что люди в первую очередь должны есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, наукой, искусством, религией и т. д.; что, следовательно, производство непосредственных материальных средств к жизни и тем самым каждая данная ступень экономического развития народа или эпохи образуют основу, из которой развиваются государственные учреждения, правовые воззрения, искусство и даже религиозные представления данных людей и из которой они поэтому должны быть объяснены, — а не наоборот, как это делалось до сих пор.
Но это не все. Маркс открыл также особый закон движения современного капиталистического способа производства и порожденного им буржуазного общества. С открытием прибавочной стоимости в эту область была сразу внесена ясность, в то время как все прежние исследования как буржуазных экономистов, так и социалистических критиков были блужданием в потемках»,19-350.
Не способ производства и не производство, а человек определяет ориентиры общества. Человек не просто трудящийся, а трудящийся для других. В отсутствии данной общественной связи посредством труда и построена система взглядов на общество и К. Марксом и Ф. Энгельсом. Труд, для них служил в другом качестве, в качестве производителя.
Тот же Ф. Энгельс в «Анти – Дюринге» полагает: «Все развитие человеческого общества после стадии животной дикости начинается с того дня, как труд семьи стал создавать больше продуктов, чем необходимо было для ее поддержания, с того дня, как часть труда могла уже затрачиваться на производство не одних только жизненных средств, но и средств производства. Избыток продукта труда над издержками поддержания труда и образование и накопление из этого избытка общественного производственного и резервного фонда — все это было и остается основой всякого общественного, политического и умственного прогресса»,20-199.
Сначала надо определиться, что же исследует здесь Энгельс, труд общества или труд семьи. Из данного контекста можно понять, что он полагает общество «большой семьёй», развитие обоих происходит одинаково, тем же путём. Когда семья и соответственно общество стало производить больше продуктов, чем необходимо для её содержания. Равноценно и обязательно наличием производства, определяемого содержание семьи и общества в «нормальном» состоянии.
Но предполагалось ли развитие «общества» исходя из тех условий, которые позволили «труду семьи» производить больше продуктов.
Чем были те условия или как они проявлялись в «рывке» большего производства в отношении семьи и общества?
Было ли развитие «до того дня» и ещё важнее общество, в «стадии животной дикости», которое позволило и семье и обществу из него выбраться.
Принципиально важно определится с «избытком продукта труда над издержками труда», которое «накапливает» общество. Общество, в котором продукт труда неоправданно является ценностью «в себе».
На самом деле продукт труда должен выражать полезность труда для других, только в этом данном случае можно полагать продукт труда, общественный продукт, именно в качестве такового.
В качестве продукта труда, проявлением его полезности для других, для общества.
Карлу Марксу надо было бы посерьёзней относиться к выражению понятия продукта труда. Он непоследователен в том что иногда предполагает : «Чтобы произвести товар, он должен произвести не просто потребительную стоимость, но потребительную стоимость для других, общественную потребительную стоимость»,23-50.
А иногда, без зазрения совести, предлагает что просто произведённая «потребительная стоимость», является уже продуктом труда и тем самым обеспечивает жизнедеятельность двух фигурантов. Самого производителя и собственника средств производства.
Ведь это «накопление» определено позицией Карла Маркса, по его словам, не капитал «изобрёл» «прибавочный труд». «Прибавочный труд», «изобрело» общество. Свойства «прибавочного труда» он приписал к сущности общества.
Общество, в котором труд производителя определённо и для него очевидно, обеспечивает не только себя но и сверх этого значения.
К этому призывает и определяет некая производительность труда человека, который только там, в древности, мог только – только обеспечить себя. А общество, говорит Маркс, предполагает «сверх труд», труд больше чем содержание самого трудящегося, который является сущностью нахождения трудящегося в обществе.
«Капитал не изобрёл прибавочного труда. Всюду, где часть общества обладает монополией на средства производства, работник, свободный или несвободный, должен присоединять к рабочему времени, необходимому для содержания его самого, излишнее рабочее время, чтобы произвести жизненные средства для собственника средств производства»,23-246.
Неоправданность позиции Маркса исходит из ложного понимания труда и существование человека в обществе.
Беспочвенность этой мысли, точки зрения исходит из «содержания его самого» и конституированное рабочее время, которое обязательно даёт результат, для обоих фигурантов. Самого работника и собственника средств производства.
Человек в обществе производит для других, а не для себя, чем и определяется проявление его труда, оправданность нахождения в обществе. Он не производит не для себя, ни для собственника средств производства, он производит для других.
Производство для других, является началом и сущностью общества, а не определятся как просто производство с достаточно определённым результатом, обеспечения производителя, с «избытком» такого производства.
Так же можно сказать про другое «открытие» К. Маркса – прибавочная стоимость не может никуда прибавляться, по определению стоимости. Стоить, значит быть равным чему – то, а не выражать свою равность с другой вещью, из каких – то своих специфических свойств.
Можно также заметить, что равность, бесклассовость людей связана так же с данным фактом стоимости.
Труд человека «стоит» другого общественного труда, труда других, что показывает и выражает обмен.
Если общество представляет большую фабрику по производству общественных благ и отдельной строкой из этого создаваемого общественного богатства определены расходы на восстановление граждан утративших силы на производстве, то государственная собственность, само государство, не предусматривается. Зачем лишний, по этому определению , функционирующий орган.
Признак «социализма», по их мнению, должен осуществляться в условиях, что общественное богатство должно существовать в общем, обеспечивая все личные и общие потребности. Произведённое общее богатство должно обеспечивать потребности же его производителей средствами восстановления труда. Распределение «по – труду», предполагало оставшийся после данного распределения, «огромный общественный фонд».
Как это дело представляет себе Ф. Энгельс, принцип: « который предоставит каждому члену общества возможность участвовать не только в производстве, но и в распределении и управлении общественными богатствами и который путем плановой организации всего производства увеличит до таких размеров производительные силы общества и создаваемые ими продукты, что каждому будет обеспечено удовлетворение его разумных потребностей в постоянно возрастающих размерах», 19-113.
Разумность общества исходит не из разумности удовлетворения потребностей, а из того чтобы каждому по – труду.
Следуя этому принципу, даже до настоящего времени, данное представление общественного производства муссируется с особым подходом к общественному же производству.
К социалистической, как плановой экономике производимого всеми общественным трудом общественного продукта и радикально отличного от него капиталистической экономки с её непредсказуемостью и анархией управляемого личной инициативой каждого капиталиста.
Строить социализм означает производить всем сообща и всё по плану и для народа.
Строить капитализм, предполагает личную инициативу отдельных людей для получения личных выгод, но самое главное использовать труд других людей в качестве источника эксплуатации. Труд, исходя из данных взглядов, служит в другом качестве, не в качестве производителя народного добра, чем и должен быть, а в качестве источника эксплуатации.
Принципа покупки труда, наем труда, для поддержания и выражения капиталистической системы, когда труд неправомерно и неоправданно покупается как простой товар и оплачивается только частично. Труд при капитализме, неизменно – теоретически, делится, разделяется, на оплаченный капиталистом и неоплаченный, присваиваемый им. Труд или точнее его часть, присвоенный капиталистом незаконно, концепция, по которой капитализм является несовершенной системой. Причиной, поводом и движущей силой для его демонтажа и построения нового общественного строя.
Логичность, естественность и оправданность социализма, выходит из единственного принципа «каждому по – труду».
Анализируя принцип социализма, можно прийти к выводу, что в теории общества, представленной Карлом Марксом социализма нет вообще. Нет, так же и собственно общества, поскольку труд в таком «обществе» предполагается в качестве производителя, который на самом деле является производителем для других.
Что и определяет социальную структуру общества, чем и образуется общественная связь. Что определяет сущность общества и общественного производства. Общественное производство это собственно не просто производство, а определяется производством для других.
Заинтересованность идеями Карла Маркса исходит только из того, что эти идеи являются «руководством к действию» каждого человека. Если социализм представленный Карлом Марксом был научным, то человек должен руководствоваться данными социальными знаниями, поскольку наука, как и всякая другая является обобщённым опытом и представляет его.
Заставляют действовать в том направлении, которое он указал. Тем самым он теоретически представлял мою жизнь, жизнь моих детей и внуков, счастьем жить в «обновлённом» обществе. Строительством «нового общества» можно осчастливить всех в полной мере, где происходит всем удовлетворение потребностей по полной программе и в полной мере.
Когда говорят об удовлетворении потребностей, надо бояться, потому, что в этом случае, нас принимают за животных. Только у животных есть потребности, которые необходимо удовлетворить.
Человек выше этого. Человеку не надо удовлетворение потребностей, ему надо по – труду, иначе исчезает человеческое в человеке. (Ф. М.Достоевский. Дневник писателя)
Пристально приглядываясь к устоям «нового» общества, оно так же оказывается капиталистическим. Является капитализмом, принявшим общественную форму. Проще говоря, социализм, который выработал Маркс, оказался общественным капитализмом, где в качестве капиталиста выступало общество.
Что это руководство к действию определяет мою жизнь, мои старания и течение которой Карл Маркс, мне предлагает выбор только из того чтобы жить в условиях классического капитализма или общественного, но то же капитализма.
Теория общества пролетариата не продвинула общественное сознание ни на шаг, скорее наоборот. Развитие общества, точнее, его возникновение, предполагало обособление человека из общины методом «именного», для других, труда и обмена.
К. Маркс этот социальный процесс повернул вспять.
Показал нам «счастье» быть наёмным работником, в «новой социальной реальности», которая, оказывается ещё и нереальна.
Условия, когда у каждого трудящегося отдельный капиталист и когда у всех общий, в лице общества, практически ничем не отличаются. Не отличается классовым отношением друг другу, отношениями классов.
Капитализм он и есть капитализм, который определяется отношением классов. Капитализм определяет классовость отношением к труду и продукту этого труда.
Одни продают рабочую силу, как возможность трудится, другие продают продукт труда – в этом вся классовая предсказуемость, классовое деление и классовое отношение.
Аргумент, то, что в «новом» обществе, продукт труда, явно ни кем не продавался, не принадлежал никому, не аргумент, потому что данная структура не предполагала даже общества и общественных отношений. НАПОМИНАНИЕ – это была община.
Капиталист, это тот кто нанимает на работу и следовательно, покупает возможности и проявления человека, используя их в определённых, нужных ему, целях. Использует возможности и способности человека в своих целях. Реализуя его не как свободу, свободу других в своих личных целях, целях, которые определил капиталист
Труд, же, на самом деле, есть выражение свободы человека. Человека можно заставить трудится, использовать его рабочую силу, но нельзя заставить быть полезным другим.
Труд при капитализме используется человеком не как самовыражение, а как то, в чём заставят его проявить.
Потому, я думаю необходимо отменить непосредственное взаимодействие с капиталистом, которого стыдливо и закамуфлировано неоправданно применимым понятием называют работодателем, кто им бы не был, т.е. отменить наем и соответственно наёмный труд.
Труд это труд, обязанность и цель которого производить для общества, для других, производить для других людей, а не просто производить труд как работу.
Потому или исходя из этого наёмный труд не труд.
Человек должен трудиться для другого человека, а не по указке «работодателя», продавая последнему рабочую силу.
Перестать представлять его как труд,(рынок труда), потому что это явно и даже очень явно, что в этом случае покупается не труд, а рабочая сила.
В этом случае важно понять, что такое труд и что такое рабочая сила, что эти два понятия не просто незначительно отличаются, а разница в них радикальна.
Капиталист покупает не труд, а рабочую силу, потому он и капиталист. Капитал взаимодействует не с трудом, а с рабочей силой.
Карл Маркс, меня и не только меня, посчитал возможным осчастливить и огорошить тем, что «Стоимость труда, т. е. рабочее время, требующееся рабочему для воспроизводства самого себя, есть величина фиксированная; она фиксирована продажей его рабочей силы капиталисту. Фактически этим фиксируется также и его доля в продукте»,26-3-92, представив тем самым, не только «вечность капитализму», «фиксированной величиной доли в продукте», определяемую необходимостью по воспроизводству самого себя.
Попросту видя в человеке животное, которому достаточно комплекс вещей необходимых для воспроизводства себя и потомства. Не более того, просто надо кормить, обувать и одевать человека, для того чтобы он был способен работать.
Такое положение вещей можно назвать животным социализмом, заставляющим служить мамоне, полагая что полное удовлетворение потребностей и есть высший смысл проявление сущности человека, его нахождением в обществе .
Для определённого человека, капитализм в любой его форме, ничем не отличался от «первобытного» коммунизма, в котором или при котором жизневостанавливающие средства определяют стоимость его труда. (если бы была там стоимость вообще).
Представляя самое важное и интересное в человеке его рабочую силу, которую человек продаёт как стоимость труда, чем и обеспечивается его доля в продукте. Т.е. по существу полагая модель отличную от социалистических идеалов, где каждому по – труду. Социализм предполагает не долю в продукте, а весь продукт, потому что в нём заключён труд человека. Труд и продукт труда должен принадлежать его изготовившему, в этом цель и сущность социализма. Если нет собственности на труд, на продукт труда самому производителю, то его место займёт другой человек.
По существу продукт труда представляет труд, а не его часть, частью продукта, в которой как в доли выражен труд.
Смехотворным является положение, что в гайке, изготовившим её токарем, только часть труда, а остальной труд представляет само железо. Труд, по логике понятий Карла Маркса, является тем, что превращает железо в гайку.
Хотя и писал: «Прежде чем товары смогут реализоваться как стоимости, они должны доказать наличие своей потребительной стоимости, потому что затраченный на них труд идёт в счёт лишь постольку, поскольку он затрачен в форме, полезной для других», 23-96. «Для других» можно представить не как научный довод, определяющий конкретику труда, его социальности, а просто как пожелание, что Маркс и делает.
Труд, затраченный на производство гайки, потребительной стоимости уже идёт в счет, поскольку мера труда, для него, рабочее время. Доказать свою полезность или потребительную стоимость, продукт труда может только потребителю, т.е. другим, а не иметь её «в себе» или доказательства нужны её производителю.
Полезность вещи не «в себе», а для других,
Труд выражает гайка, как продукт труда, в качестве полезности для других, что «может доказать лишь обмен».
Только ложное понятие стоимости позволили К. Марксу в условиях «производства стоимостей», указать производителю его часть.
Труд является средством коммуникации людей, а не средством превращающим глину в кувшин. Труд понятие социальное, потому труд придаёт «социальность» обществу. Всё производство в обществе осуществляется не как просто производство, а как производство для других. Труд, поэтому проявляет себя не в кувшине, как в изготовленной вещи, кувшине, как в вещи для других. Полезная вещь или «потребительная стоимость», вещь полезная другим и «потребляется» она другими.
Чем обеспечивается производство не просто полезной вещи, а вещи полезной для других, общественно полезной.
Всё общественное производство обеспечивает не просто производство полезных вещей, а полезных вещей для других.
Не реализуемость идей К. Маркса указывает один единственный принцип, по которому Карл Маркс объясняет начала общества или само общество.
Начало анализа капиталистического общества, которое Марксом показывается началом всему обществу, исходит из того что покупается труд, как в выше представленной цитате.
Труд для производства, который покупает капиталист, осуществляет всё производство в капиталистическом обществе.
Формально полагая и представляя труд, его покупку, началом всего общества, началом производства в обществе, тем, что производит капиталистическое общественное богатство.
Для Маркса покупка труда является точкой отсчёта анализа порядков в капиталистическом обществе.
Тем самым показывается и проявляется «первоначальное» проявление труда на общественной сцене, трудом в обществе, который покупается на благо капиталистического производства, чтобы производить. До того, по взглядам Маркса это был белый лист, предыдущий был полностью исписан феодализмом.
Анализ капиталистического общества Карл Маркс показывает, таким образом, впервые труд, как понятие.
Труд, как понятие, в таком виде и в таком качестве, впервые появляется на авансцене анализируемого им капиталистического общества.
Внимательно делая обзор данного начала вхождения труда в общество, можно отметить неестественность начала исследования, когда первоначальный труд и первоначально труд взаимодействует с капиталом, накопленным трудом.
Так что сомнительно выглядит первоначальность, первородность труда. Труд предполагается первоначальным, а капитал, т.е. накопленный труд уже существующим.
Сам же накопленный труд, капитал, представляет и полагает, что накоплен он у общества, капитал как накопленный общественный труд.
По этому взгляду на капитал, можно догадаться, что общество уже существовало, раз существовал накопленный общественный труд. Потому покупка «труда», т.е. рабочей силы, действие, освещающее и проявляющее уже не само общество, а его периферию, «обочину». Понятие труда, того что самого ни есть конкретного понятия, не применяется и не упоминается совсем.
Тем самым Карл Маркс анализирует тёмные «задворки» общества, а не само общество, представляя «первоначальную покупку труда для капиталистического производства». Он «запер» капиталистические отношения, отношения между «трудом» и капиталом, в одну фабрику, а одно большое производство. Представил их социальными, отношениями, создающимися в процессе производства, в которых проявляется труд, который вовсе не труд. Потому социальные отношения по поводу «труда», для него выражали отношения равенства, оказались в производстве, т.е. были производственные.
Условия, при которых капиталист распоряжается, командует трудом в производстве, условия, которые он увидел вне общества, на его отшибе.
Социальными отношениями для Маркса были не отношения равенства взаимодействующих друг с другом людей посредством труда, а взаимодействия капитала и рабочей силы. Рабочую силу он представляет в качестве труда.
Если существовал капитал, как накопленный общественный труд, и Маркс, в таком случае анализировал не капиталистическое общество, как общество, а его далёкую периферию, полагая вторичные социальные отношения, отношения между капиталистом и наёмным рабочим начальными и истинными.
Покупка труда капиталистом для производства делало общество огромным капиталистическим производством и служило для Маркса началом анализа капиталистических порядков и капиталистических отношений. Производство являлось общественным в условиях капитализма, представляло «элементарную часть» капиталистического производства в виде произведённой вещи трудом, который «куплен, как товар». Произведённой, в условиях капиталистического общества и производства, «капиталистически – произведённой» или
произведённой «капиталистическим способом».
Без этого определения Маркс не может, потому что для него социальные отношения образуются в производстве, там, где нет конкретных понятий вообще, ни труда, ни товара, ни стоимости.
Общество «капиталистических порядков», в котором «элементарной частью», единицей была произведённая вещь.
Сделав ошибку в определении труда, Карл Маркс, естественно не мог и представить правомерное понятие продукта труда.
С таким началом анализа, с началом анализа «в капиталистическом обществе», к продукту труда подходят все определения и товара, ведь продукту как – то обращаются. Так же как потребительной стоимости, ведь производятся в обществе, хоть и капиталистическом, вещи которые нужны же обществу.
Труд в обществе, располагает любым к нему отношением, он может быть выражен как «потребительная стоимость», вещь для потребления, для того и существует для Маркса производство в обществе. Так же может и быть товаром, вроде как происходит обмен между людьми в обществе, но он никак не социален.
Для него социальные отношения уже проявились в процессе производства.
Обмениваются вещи, «стоимости», но не люди. Т.е. можно допустить обмен в обществе, но не допускается человеку быть субъектом обмена из предложенных условий «появления труда», как производителя.
«Рабочий производит товар, а не просто продукт»,26-2-3.
«Капиталист заставляет рабочего изготовлять какую-либо особую потребительную стоимость, какую-либо определённую вещь», 23-189.
После данного выражения, появления труда, можно диктовать условия общества, в котором почему – то: «Все товары суть непотребительные стоимости для своих владельцев и потребительные стоимости для своих невладельцев» и «товары должны реализоваться как стоимости, прежде чем они получат возможность реализоваться как потребительные стоимости»,23-95.
Обилие подходов к понятию произведённой вещи не могут с достоверностью определить и определиться, чем является произведённая вещь в обществе.
Что производит рабочий? Производит для обмена или для себя?
Такой подход, метод анализирующий производство в обществе и не позволяет это сделать. Рассматривая вопрос глобально, методом «производства в обществе», закономерно можно прийти к условиям коммунизма, когда все трудятся, но ответственно подходя к понятию труда, не трудящиеся.
Вещи производятся не в обществе, а для общества, для других, чем и определяется их содержание, свойства и образуется тем самым общественное производство.
Естественно системным и ключевым отношением к труду Карл Маркс показывает его стоимость.
Стоимость труда, для него, определяется продажей его рабочей силы, не только показывает одинаковость понятий, но и показывает что труд это затрата физических сил человека и эта затрата определяется средствами воспроизводства рабочей силы.
Потому К. Маркс совершенно по – своему объяснил общество, тем что труд покупается по одной цене, а производит больше стоимости. Но призрачность такого представления исходит из того, что сколько труд производит стоимости в общем или максимально, Карл Маркс не может ни определить, ни выразить. «Прибавочный труд» у него, не имеет ни размера, ни величины.
Тот труд, который он представляет как использование рабочей силы.
«Определение стоимости рабочей силы как товара имеет весьма существенное значение. Эта стоимость равна рабочему времени, которое требуется для создания жизненных средств, необходимых для воспроизводства рабочей силы, или равна цене жизненных средств, необходимых для существования рабочего как рабочего. Только на этой основе возникает различие между стоимостью рабочей силы и той стоимостью, которая создается путем применения этой рабочей силы»,26-1-13.
В этом случае Маркс представляется не только как меркантилист, показывая рабочее время в качестве меры производства стоимости для себя, которая равна производству жизненных средств.
Он поступил, так же как и теоретик представления общества, которое допускает и формирует данный баланс. Системный баланс общества, для него выстраивается и складывается из баланса «покупки труда» и количества жизненных средств, уплаченных за эту покупку.
Та же стоимость, которая создаётся путём применения рабочей силы, для Маркса неведомо и непонятно и даже не входило в элемент анализа.
Капиталист покупает труд, т.е. рабочую силу, а рабочая сила производит больше значения покупки. Карл Маркс назвал её «прибавочной» , которую производит «прибавочный труд», но размер и сущность для него были неинтересны. Он не мог, её анализировать их сущности меркантилизма, «производства трудом стоимости». Труд производит стоимость, но какова стоимость труда, это Маркс с обилием подходов к этому значению, не мог выразить.
Не мог выразить из того, что представлял общественное производство как производство, как производство «стоимости».
Надо было «заглянуть» в структуру общества, где человек рабочий производит жизненные средства для других. Туда где действительно проявляется сущность труда и общественного производства.
Потому он не мог представить «ту стоимость», которая создаётся рабочим, путём применения рабочей силы.
Для Карла Маркса она всего лишь «больше стоимости рабочей силы» и всё. То, что это и есть стоимость труда, для него неизвестно и непонятно, поскольку труд для него был просто труд. Труд, который производил, во – первых, обеспечивал воспроизводство «себя», самого рабочего. Избыток труда у него получался из «избыточного производства» по отношению к труду для самого себя.
Такое отношение к труду, естественно, не могло выразить труд как труд. Потому и получился у него прибавочный труд, труд «прибавленный к труду», потому что стоимость труда он представлял стоимостью рабочей силы.
Если труд имеет социальное выражение, если он для других, то «неоплаченным» он быть не может.
Неоплаченный труд получается из условий капитализма, классовости, когда рабочим оплачивается рабочая сила.
Подход к социализму, для Маркса, выражается тем, что он улучшал, исправлял капитализм, делал его лучше качественнее, в то же время, оставаясь капитализмом.
Стоимость рабочей силы и стоимость труда это глубоко различные понятия. Потому никогда и ни в коем случае «стоимость труда не определяется продажей рабочей силы капиталисту».
По этой же причине не может быть излишнего «прибавочного труда». Оплата рабочей силы предполагает, выражает то, что К. Маркс определяет как неоплаченный, «прибавочный труд».
Продажа рабочей силы есть основной и по сути, единственный признак капитализма. Признак, по которому общество делится на классы, класс, придаёт ему классовость. Класс, который продаёт рабочую силу и класс, который продаёт продукт труда.
Противоречия капитализма в том, что он делит людей на классы, создавая соответственно вражду и разлад в общество, различным отношением к выражению социальных проявлений человека.
Потому построение бесклассового общества только вопрос времени.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб фев 19, 2022 5:51 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
Рассматривая вопрос развития общества Карл Маркс, на основе превращение его в высшую форму – социализм – коммунизм, допустил глобальную ошибку. Анализируя развитие общества, он предполагал что его «высшая фаза» примет совершенно другой образ. Он, исходя из принципов существования общества, строил «новое другое» общество.
Карл Маркс пишет: « конечной целью моего сочинения является открытие экономического закона движения современного общества»23-10.
Но эти законы основаны на существовании общества как такового, которые в целом не должны радикально противопоставлять капитализм или другую социально экономическую формацию. По крайней мере, находить в них что – то общее, то, что трансформируется в другое качество.
Если капитализм и допустим, социализм, такое же общество, то в них должен быть заложен какой – то общий принцип существования. Принцип, который говорит о том, что это общество с различной спецификой, с различной социально – организующей его формацией. «Специфика», должна указывать на «изм», оставляя базовый элемент общества, его базу, на которой и при которой общество объединяется, концентрируется. То, что объединяет человека и человека, человека с другими в структуру, называемую обществом.
Но Карл Маркс рассматривал общество или социальную его специфику, отдельно и самостоятельным его устройством.
Поэтому критика Маркса в «предисловии «Капитала» справедлива.
«Иному читателю может при этом прийти на мысль и такой вопрос… ведь общие законы экономической жизни одни и те же, всё равно, применяются ли они к современной или прошлой жизни? Но именно этого Маркс не признаёт. Таких общих законов для него не существует… По его мнению, напротив, каждый крупный исторический период имеет свои законы… Но как только жизнь пережила данный период развития, вышла из данной стадии и вступила в другую, она начинает управляться уже другими законами»,23-20.
У Маркса каждая другая формация объясняется другими экономическими законами, другим методом хозяйствования, только потому, что он представлял общество огромной фабрикой по производству общественного продукта, тем или иным социальным способом. Фабрика, которая собственным производством воспроизводит себя, воспроизводит свою социальную жизнь.
Получается, что в социализме нет ничего от капитализма, Социализм и капитализм это просто разные общества, показывающие отдельно друг от друга своё своеобразие способом производства, способом которым они воспроизводят свою социальную жизнь.
Карл Маркс, по большому счёту, руководствовался, скорее не развитием общества, а развитием способа производства, представляя его идеальное выражение.
Лучший вариант даёт, по мнению К. Маркса, общий труд на общее благо, руководствуясь тенденцией развития способа производства, и потому социализм примет такой вид, какой он ему предрекал. Открытие экономического закона движения современного общества сталкивается даже не совсем с проблемой развития общества, а скорее с самим обществом с представлениями о нём.
Часто опоминавшееся понятие, слово «олигарх и олигархия», связаны с неутомимым движением в обществе, безусловно и реального производства в обществе и коварной надстройкой над ним. Она же сама является надбазисной частью общества, которая не только управляет и направляет производство в обществе в необходимое для них русло, но и в большей степени пользуется результатом труда производственников.
Восприятие общества сталкивается с базисным состоянием общества, которым является производство, управляемое и в большей степени присваиваемое этой таинственной структурой.
В этом понимании олигархическая надстройка принимает мистический, практически недостижимый для понимания образ.
Надстройка над обществом только государство и больше никакой надстройки нет, получается что структура общества это система «в себе». Она образуется только из того, что каждый не просто производит в системе общества, а производит для других, за счёт чего оно и образуется.
Общество это когда производит каждый из его членов для других, для обмена, создавая тем самым общество и «присваивая» посредством обмена общественный продукт, продукт других.
Это взаимодействие обеспечивает действительное состояние общества, при котором каждый «покупает общественный» продукт, в обмен на свой, а не производит вместе со всеми «общественный продукт». Таким образом общественный продукт это не общий, а продукт дрругих.
Насколько справедливы два первых слова «Капитала», отмечая «богатство обществ», то ровно настолько, что понятие «богатство обществ», здесь не очень то применимо.
Все общества, если принять их множество, стараются произвести своё богатство или хотя бы производят. Потому богатство общества, а не «обществ», становится или является универсальным. «Универсальность» ему даёт практическое или прагматическое условие производства направленное для человека, для обеспечения его действительного существования. Общество, в котором «господствует» или не господствует, любой «способ» при котором осуществляется производство, направлено на обеспечения человека всем необходимым. Оно может быть большим или меньшим, но всегда универсальным понятием, если оно выводится из производства.
Меньшее производство рабовладельческого строя так же по этой версии, производило богатство, но оно осуществлялось в меньшем объёме, чем при капитализме. Но своеобразие марксизма в освещении социальных вопросов состоит в том, что общественное производство он рассматривал «громадным сундуком», из которого преподносятся общественные дары.
Он представлял общественное производство как общее, производящее зримо и материально общественный продукт. Материальный продукт общества, созданный трудом общества, общественным трудом, из которого и «каждому – по труду» и в идеальном его состоянии, «социализме», остаток превращается в продукт, направленный на общее дело.
Именно так указывается и представляется Марксом богатство общества, которое производится из наличия различных факторов «способов производства». Согласно ему же, способ может быть разный, но богатство это богатство общества. Образ богатства различных и разных «обществ», происходит из видения им вроде как действительного производства и неравного и неравноправного распределения созданного обществом. Таким он видел капитализм, как объект анализа.
Представления о социализме, нарисованное отдельно от «до сих пор существовавших обществ», с сомнением воспринимается как метаморфоза общества. Что К. Маркс и не скрывал, то, что это «другое общество».
Но если вплотную разбираться с социально – экономическим фазами развития, которые придают ту или иную форму всегда «нового общества», то образ социализма это способ производства богатства для всех.
Потому анализ «обществ» Маркс производил на основе способа производства общественного богатства. Общим, для него является способ производства, производства общественного продукта, которым общество воспроизводит себя. Производит для себя, тем или иным способом, что не маловажно отметить, социальным способом. Как, например, «капиталистически произведённый» продукт.
По сути, через понятия способа производства, Карл Маркс, даёт характеристику обществу в номинальном для его состоянии, но при определённом способе осуществления своего воспроизводства. Для него общество это социум, которое производством тем или иным способом производит продукт для себя.
Он, анализ общества делает не из стремления понять, показать образ «номинального» общества, а образ того общества, которого ещё в его время, нет. Тот недостижимый образ для его современников общества, общества, которого ещё нет, но его образ это общее производство. Такой способ, который придаёт и выражает принцип социализма, что и значит общественный. Общественный способ производства или производство всем обществом для себя.
Но, несмотря на «множество обществ», он определил, выделил общее у них, это продукт, которое общество производит для себя, тем или иным способом, которым воспроизводит отдельно сам человек, как трудящийся, как создатель богатства и общество в целом. Воспринимая и принимая отдельно воспроизводство непосредственно человека, воспроизводство, которое воспроизводило труд в человек, как способность трудится, как физиологические затраты потраченные при производстве или производстве. Весь общественный продукт, кроме непосредственного восполнения затрат на человека, воспроизводило общество.
Такое представление способствует некоему «отделению» человека от общества, ввиду различных их интересов.
Человек, в этом случае, получается и диагностируется, не общественным, потому что его интерес, лежит в другой плоскости, в контексте личного, личных потребностей и заботы о себе.
Интерес вдали от интересов общества, которое является для него чем – то отвлечённым, выражающим интерес «олигархии», которые «рулят» обществом, управляют всем трудом.
Карл Маркс и марксизм в целом нарушал важную заповедь, закон или правило, что богатство общества определяется богатством его членов.
Капиталистическое общество, которое для Маркса являлось объектом анализам, определяет не определённый способ производства, а то, что это общество капиталистов. Общество, которое образуют капиталисты между собой.
Богатство капиталистического общества определяет и выражает богатство капиталистов. Капиталисты, в капиталистическом обществе, являются его членами, богатство которых определяется тем, что они образуют общественную связь в капиталистическом же обществе.
Их богатство определяется не тем, что они присваивают «прибавочный труд» наёмных рабочих, а тем, что их содержат.
Труд и наёмный рабочий, наёмный труд, это понятия антонимы, антонимы относительно конкретного понятия труда. Труда, который имеет и выражает социальную силу и сущность.
Наёмный труд предполагает под собой только рабочую силу, которая не может показать даже «прибавочный труд», исходя из понятия рабочей силы. «Прибавление» происходит явно не к труду.
К рабочей силе ничего и никак не может «прибавится», потому как определяется содержанием, тем, что восстанавливает рабочую силу. Той частью общественного труда, которая не может предполагаться в качестве богатства.
Общество, которое К. Маркс диагностировал как социализм, представление его «обществом пролетариата», создаёт тем самым «чёрную дыру», в которую уходит богатство его членов.
Богатство уходит по той простой причине, что социализм это не общество, которое образуется взаимодействием труда. Общественного в социализме К. Маркса, как в обществе наёмных рабочих, пролетариев, нет ничего общественного и потому в нём богатства не добиться. Общественное образуется посредством коммуникации труда, а не создание «стоимости» последним.
Труда производящего не просто полезные вещи, во множестве и в обществе, как думал Маркс, а полезные вещи для других, для общества.
Он думал и представлял что «производятся» товары и создаются тем самым «стоимости», в производстве которых непосредственно участвуют наёмные рабочие или вообще их создают. Того требовали законы строительства «трудового общества», в которых труд выражался производством, соответственно и «производились стоимости».
«Он ( товар) никогда не может быть произведён без того, чтобы не была произведена его стоимость», 26-3-79.
«Произведённая стоимость» товара предполагает нематериальное, метафизическое свойство произведённой вещи под названием стоимость.
Метафизики добавляет неопределённость, какая это стоимость потребительная или меновая. К тому же вносит неопределённость и выражением различных свойств, различных «стоимостей» относительно применения вещи.
Логика, в отношении производства вещи, отсутствует, если вещь производится для непосредственного применения имеет другие, отличные свойства от вещи, которую намереваются продать, обменять.
Реальная стоимость это то что товар стоит. Это не стоимость «в себе», а другой товар обмена. Стоимость выражает равность не тем, что в обоих обмениваемых товарах есть что – то общее, а то, что обмениваемые товары «стоят» друг друга. Стоимость показывает и обозначает не только то, что товар стоит другого товара, но и «скрепку» в обществе и его сущность.
Общество, выражаемое себя множеством произведённых вещей или товаров, не имеет общественного начала, потому что системно не выражается обмен. Обмен, как сущность общества, обеспечивается сущностью понятий.
Тем самым можно отделить и дистанцировать действительное общество от его призрака.
По взгляду на общество марксизм представляет, что производство, которое во все века и при всех состояниях общества, производит общественный продукт, воспроизводит общество, как общество.
Способ, каким общество воспроизводило себя и выражает, по его представлениям, социально – экономическую формацию.
Способ производства первобытного общества состоял в том, что все сообща трудились для общества. Рабовладельческое общество жило за счёт труда рабов, которые производили продукт, необходимый обществу. Феодальные, сословные законы позволяли управлять крепостными крестьянами, которые производили продукт для обеспечения потребностей общества. Наконец, капиталистического общества, когда капиталист, управляя трудом наёмных рабочих, заставляет их производить продукты, которые необходимы для капиталистического же общества.
Способ производства общественного продукта, продукта для общества, определял для Маркса системную организацию общества. Представлял сам облик общества, с естественно – неравномерным и неравноправным распределением этого продукта.
Почему мы сейчас «строим рынок» или что такого в марксизме или его социализме есть «не рыночного», так это производство в обществе и его справедливое РАСПРЕДЕЛЕНИЕ . В обществе нет общего продукта, который надо распределять, а есть ОБМЕН, как взаимодействие членов общества между собой.
Взаимосвязь, посредством труда, которое из индивидуумов образует общество.
Исходя из своего анализа общества, Маркс вывел, предсказал образ социализма «общества трудящихся», которые непосредственно все вместе производят общественный труд для себя. Работают непосредственно на общество, а не на капиталиста.
Характер такого общества опирался на несовершенство предыдущих формаций, которые не производили непосредственно общественный продукт. Когда непосредственный производитель общественного добра производил не непосредственно для общества, а для отдельных людей, работал на капиталистов, что и определяло классовое строение общества. Создавало «надстройку» над трудом, над действительным производством по обеспечению общества всем необходимым. Когда общественное производство образовывало, создавало богатство капиталистов, а не общества, а наёмные рабочие оставались в нищете.
Когда все вместе производят продукт для себя, по Марсу, есть верный признак социализма.
Так же он опирался на образ первобытного общества, имевшего признак общего. «Общество», которое возникло по его пониманию, стихийно и естественно, и потому необходимо возвратиться к «его корням, началу и сущности».
По его мнению, общество возникло как общество, образованное действительно общим производством, только было искажено личными пристрастиями людей, жаждущих верховенства над другими и жаждой присвоения труда, эксплуатации самого труда. Управление трудом, для достижения собственных выгод, было для Маркса, тем неприемлемым условием для общества.
Но, применительно к «социализму» он сделал исключение, применив к обществу принцип устройства огромной фабрики, он предполагал непременное общественное управления трудом, для достижения благоприятного, общего результата. Результат, который будет превосходить тот, который демонстрировал капитализм, создавая управление только частично. На отдельной фабрике, а не на всём обществе.
Общественное управление трудом, которое предполагало план для производства необходимых для общества продуктов, вещей, предметов.
Полагая это, Маркс даже не представлял, что вместе с тем исчезает сущность общества, образованная производством человека для другого человека, для других вообще.
Что социализм, что значит общественный, применимо не к всеобщему труду на благо общества, труду, а к человеку труда, который и создаёт индивидуально общественное производство, трудясь для других.
Труд интегрирует человека в общество, но не в качестве общего труда и для себя, а в качестве индивидуального и для других. Вот отличие построения, оформления и структуры общества.
Исходя из этого же он, так же не понял что в системе трансформации общества, первобытное общество занимает незаслуженно, потому что это не общество, а община.
Община и общество имеют различную структуру и свойства образования.
Так же и то что, чем служит труд в обществе, что он не подвержен управлению, потому что труд это выражение свободы человека в отношении другого человека. Труд, тем самым и только труд применимо к человеку образует общество, а не абстрактное его воплощение в системе его совокупности.
Производство для других, а не для себя, является признаком, принципом общества. Признак, который говорит о том, что человек трудится в обществе, является его товарное воплощение, то что действительный человек, действительно что – то создал для других. А где он что – то производит, для чего он нанят, является абстрактным воплощением труда. Всё это относится к затратам рабочей силы, которая не выражает индивидуальности человека, тем что он дал, людям, произвёл для них.
При том эксплуатируется и управляется рабочая сила, а не труд,
Если анализировать первые строки главного труда Карла Маркса «Капитала»: «Богатство обществ, в которых господствует капиталистический способ производства, выступает как «огромное скопление товаров», то способ производства товара, как отдельного элемента «скопления», выглядит непрезентабельно.
Представив способ производства тем, чем его диктует здравый смысл, Википедия и Большая советская энциклопедия, то это «совокупность и порядок действий, образ действий, метод в исполнении какой-нибудь работы, в достижении какой-нибудь цели». Исполнение работы по производству товара, может ли иметь способ?
Потому способ производства, который различен в различной формации, тот порядок действий и метод необходимый для производства товара, выглядит по меньшей степени странно. Способ может быть только один, это производство, при том совсем не товара, а просто вещи.
Присовокупление к этому порядку действий, определение капиталистический, выглядит вообще нелепо.
Капиталистический способ производства товара, как элементарной части производства имеет ещё недостаток в определениях и понятиях, выражаемый самим Марксом.
«Чтобы произвести товар, он должен произвести не просто потребительную стоимость, но потребительную стоимость для других, общественную потребительную стоимость…Для того чтобы стать товаром, продукт должен быть передан в руки того, кому он служит в качестве потребительной стоимости, посредством обмена»,23-50.
Расплывчатость выражения свойств понятий Маркса, не позволяет ему представить, и нам объяснить, как произвести «не просто потребительную стоимость», а сразу товар.
Существует ли вообще алгоритм производство вещи – превращение его в товар? Если для него в социальной структуре сразу за производством идёт распределение, то не существует.
Если же «Формы дерева изменяются, например, когда из него делают стол. И, тем не менее, стол остаётся деревом — обыденной, чувственно воспринимаемой вещью. Но как только он делается товаром, он превращается в чувственно-сверхчувственную вещь»,23-81, то такое превращение, метаморфоза вроде – бы существует и брезжит наличие алгоритма. Вещь «делается» товаром.
Чем собственно отличаются, различаются понятия производство потребительной стоимости и производство товара? В чём это различие и где, по этом взгляду, производства больше и почему?
Если же речь идёт о «производстве товара», как именно реального понятия «товар», то можно забыть, о производстве «товара». Поскольку товар товаром должен только ещё «должен стать», в условиях обмена. Так можно понять в этом случае и в этом месте автора «Капитала».
Так вроде бы должно вставать на свои места, но надо понимать, что весь марксизм основан на неопределённости понятий, в навешивании свойств понятию, которым он не обладает.
«В этом смысле каждый товар представлял бы собой только знак, потому что как стоимость он лишь вещная оболочка затраченного на него человеческого труда», 23-101.
Во – первых, а точно затраченный труд представляет точно товар и стоимость, ввиду и на основании выше представленной цитаты?
Стоит ли в это верить и тем более обольщаться?
Цитаты, в которой производство даёт, образует, создаёт явно и конкретно товар, затратой человеческого труда.
На самом деле затраченный труд может создать произвести в лучшем случае предмет потребления, «потребительную стоимость» и стоимость, поэтому не товарная и не меновая.
Потому затраченный труд не имеет отношение ни к товару, ни к его свойствам в виде стоимости. Стоимость определяется «вещной оболочкой» другого товара, а не самого себя и потому затраченный на производство товара труд, оказывается не у дел.
Как это можно вычитать и у Маркса: «меновое отношение товаров характеризуется как раз отвлечением от их потребительных стоимостей»,23-46.
Товар это вещь образующая обмен, потому что это вещь для других, для обеспечения потребностей других, а не себя, это представляет Маркс.
«Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности».
Товар это вещь, удовлетворяющая потребности других, что проявляет понятие в обмене и за счёт чего образуется общество.
То, что обнаруживает сам Карл Маркс (23-50) и определённость или искренность, которая так же не всегда даётся ему в том что: «Как и всякий иной товар, золото может выразить величину своей собственной стоимости лишь относительно, лишь в других товарах»,23-101.
Если обратиться к выражению «своей собственной стоимости», вроде бы всё так. Стоимость это то, что стоит товар, другой товар и определение «собственной стоимости» совершенно подходит, потому что единственно она так и таким образом обнаруживается.
Обнаруживается не как определённое и определяемой свойство товара, а то чему он равен, то, что он «стоит», с чем проявляет, образует эквивалентность.
Но «особенность» Карла Маркса, выражаемая в отношении понятий не единожды, показывает его непоследовательность и состоит в том, что уже в следующем предложении «своя собственная стоимость» услужливо выражается уже по – иному.
Надо заметить, следующее предложение, представляющее стоимость золота, уже гласит:
«Его собственная стоимость определяется рабочим временем, требующимся для его производства»,23-101.
Неестественность понятия стоимости относится к неестественности понятия товара. Производство производит только вещь, товаром она становится потом, в обмене.
Стоимость товара определяется другим общественным трудом, которого он «стоит». Потому «одинаковость», равность труда исходит и обнаруживается только в обмене. Только обмен что труд столяра по изготовлению стола «стоит» в виде совокупности другого общественного труда, на 10 тыс. рублей.
Если на эти деньги куплены мясорубка, 10 лампочек и мешок картошки, тем самым обеспечивается, проявляется и образуется равность труда, которую показывает и выражает обмен.
Труд стола = труду в мясорубке + труд в лампочках + труд в картошке.
Это равенство, которое образует и создаёт обмен, которое есть непременное, обязательное и фундаментальное свойство общества.
Свойство общества образованное обмена труд на труд, а не «предположение» самого обмена, основанное на призрачности «стоимости» «в себе» в самом даже не товаре.
Труд в обществе не производит продукт, а производит общество, потому что он для других.
Для Карла Маркса это равенство не только предположительное, но и что ещё важнее, невозможно представить, потому что оно не трудовое, а «стоимостное» и труд в «произведённой стоимости» того же стола, выражает только её часть.
Поэтому в марксизме, при большом желании равенство не может быть трудовое, не может выражать равенство труда, даже при виртуальном, предположительном обмене.
Труд, просто не может его организовать, потому что это просто «часть» стоимости.
Общественное равенство или систему общества Маркс воспринимает не в качестве равенства труда, а в качестве равенства «меновой стоимости» обменивающихся товаров.
Для него, что товар стоит 1000 рублей, выводится из его качеств, а не из того реального, что это означает не его свойства и качества, а тот совокупный общественный труд, которого он стоит.
Для К. Маркса, обмен на деньги является законченным социальным процессом, когда товар, показал, «выказал», выразил свою «меркантилистскую сущность», что он действительно стоит 1000 рублей. Показать ту сущность, которая незримо существовала в нём и создавалась трудом и капиталом. Дальше уже «автомат стоимостного» обмена, образует обращение товаров «по стоимости» в системе общественного производства.
На самом деле, реально, деньги лишь представляют «квитанцию» на получение общественного труда, труда других. Деньги только могут показать законченность социального процесса, когда будет совершена покупка на них, за них. Когда будет совершён посредством денег полноценный и полнокровный обмен товара на товар. Труда на другой общественный труд.
Эта пропорция образована обменом, т.е. только обмен может показать, что товар стоит данную сумму, потому что здесь осуществлена, проявлена и «закодирована» общественная связь. Связь между трудящимися, проявляемая непосредственно социально, посредством обмена.
Проще говоря, там, где есть обмен, есть общество, а та где обмен предполагается на основании каких либо свойств вещи, той же «стоимости», показывает призрачность общества, его гипотетичность и искусственность.
Обмен трудом с другими представляет структуру общества и объясняет, показывает роль и сущность нахождения человека в нём.
У Карла Маркса получилось «другое» общество, потому что общество ему представлялось тем местом, где человек воспроизводит себя, свои собственным, индивидуальным производством.
Общество воспроизводит себя всем общественным продуктом, который производит общество, а человек, трудящийся в нём, только частью. Потому и получился и получается «прибавочный труд», что К. Маркс принял за стоимость труда стоимость рабочей силы. «Если бы производительность труда достигла только такой степени развития, что рабочего времени одного человека
хватало бы лишь для поддержания его собственной жизни, лишь для производства и воспроизводства его собственных жизненных средств, то не было бы никакого прибавочного труда
и никакой прибавочной стоимости, не существовало бы вообще никакого различия между стоимостью рабочей силы и той стоимостью, которая создается путем применения этой рабочей силы»,26-1-19.
Таким образом, неправомерно даже применяя понятие «прибавочного труда». Стоимость рабочей силы, это для него стоимость труда, потому полагание «прибавочного труда», неоправданно – беспочвенно, потому что излишняя стоимость должна «прибавляться» не к стоимости труда, а к стоимости рабочей силы, чтобы объяснить её.
Объяснить, ту стоимость, «которая создается путем применения этой рабочей силы», которая и есть стоимость труда человека, Карл Маркс был не в состоянии. Что, для него, было не очень то и важно, труд проявил себя, «произвёл стоимость», потому его миссия считается завершённой.
Труд, по его мнению и важен и нужен только лишь для того, чтобы производить, производить и «товары» и «стоимости».
С данной позиции рассмотрения общественного производства, производства как такого, производства, которое обслуживает интересы общества, можно иметь такое представление.
«Трудно представить себе что-либо более плоское, чем догмат, будто товарное обращение обязательно создаёт равновесие между куплями и продажами, так как каждая продажа есть в то же время купля, и vice versa [наоборот]. Если этим хотят сказать, что число действительно совершившихся продаж равно числу покупок, то это — бессодержательная тавтология», 23-124.
Просто надо решительно заметить и напомнить, что товарное обращение создаёт, ни много, ни мало, систему под названием общество. Понятие общественного производства базируется на понятии товарного обращения, что и создаёт систему, систематизирует её. Но ни, как и никогда «товарное производство», как безмерное и бессистемное производство «товаров».
Понятие «производство товара» выходит за рамки системы общественного производства, в которой произведённая вещь не представляет интерес для данной системы, не воспринимает её, как свою часть.
Обмен товарами в данной системе оптимизируется за счёт продажи и покупки, т.е. обмен и есть «встреча» или квинтэссенция продажи и покупки взаимодействием двух обмениваемых сторон.
Сам обмен для одной и другой стороны это продажа и покупка одновременно, иначе его невозможно представить.
Обращение, т.е. вначале продажа за деньги, а затем покупка, только расширяет рамки обмена, не затрагивая его смысл.
Труд для Карла Маркса выражается «первоначально», как покупка для производства капиталистических благ.
Карл Маркс, как истинный меркантилист объясняет покупку «труда» за определённую стоимость, которую трудящийся в «процессе производства» не только отрабатывает, но и производит больше «стоимости». Производит «прибавочную стоимость».
Такое изображение социальных процессов, исходит из не совсем правильных понятий, чем является «покупка труда как простого товара», покупка на самом деле не труда, а рабочей силы.
Так же как образование стоимости в производстве, «производство стоимости», которой, в конце концов, хватает для богатства капиталиста и для содержания наёмного рабочего.
Но дефект представлений состоит не только в невозможности показать «величину производства всей стоимости», и того чем она определяется, но и присвоением капиталистом труда, который произвёл пролетарий. Определением или понятием «неоплаченного труда».
Капиталист присваивает не труд наёмного рабочего, а другой общественный труд, которого стоит вещь, произведённая наёмным рабочим, оплачивая его содержание. Наёмный работник, в этом случае, является не индивидом и не трудящимся, в смысле однокоренного с понятием труд, а социальным помощником капиталиста.
В этом состоит сущность капиталистического производства и капиталистической эксплуатации.
Воспроизводство человек осуществляет не своим, а другим, общественным трудом.
Максимальную или ту стоимость, которая создаётся в обмене и является стоимостью труда, который «стоит» другого, общественного труда. Обмен осуществляет капиталист и потому является непосредственным «получателем» общественного труда, труда других.
Вообще Маркс старается показать, что эта сумма денег, даваемого за товар, есть выражение свойств товара, на основе которого происходит общественная «стоимостная» связь. Связь между товарами, «за спиной производителей», которые использовали, осуществили свой труд, выраженный производством для себя, осуществляя своё собственное воспроизводство.
В обществе, «производства стоимостей», по его взгляду происходит стоимостной обмен. Сами же «произведённые стоимости» образуются так же из стоимости.
Т.е. все социальные процессы он объясняет из стоимости и стоимостью, что есть признак и принцип меркантилизма.
Самое главное, что в осмыслении достижений общества в виде «высшей его формы», социализма не допускается ни единой мысли, что с выражением самого социализма, было что – то не так.
Даже невозможность его применения на практике объясняется, если не леностью самих трудящихся и недальновидностью руководителей, то внешним заговором, против очевидно прогрессивного строя.
Действительное «состоянием застоя», т.е. невозможностью развития общественного производства, существовало параллельно с невозможностью объяснения ступора, тормоза развития.
Почему – то социализм, подвергнутый суровым испытаниям в условиях войн и пертурбаций, проявил и показал себя вполне успешно. Даже более того, являлся единственно возможным способом выжить в тех нелёгких условиях.
В идеальных же условиях, условиях способствующих развитию, необходимых и возможных для развития не показал свои сильные стороны, попросту говоря, зачах.
Что определило застой, опять же выводится, только не из анализа «вновь» созданного общества, а из его не способствующих развитию факторами.
Потому прав Фридрих Энгельс, когда справедливо критикует теоретиков, показывающих «схематизацию будущего общества».
В схеме «построения социализма», всё, казалось правильным, бесклассовость трудящихся, общий труд по намеченному плану, общие средства производства, общность общественного производства.
Но, обращаясь к теоретикам общества, он заявляет: «Лучшую сторону, критику существующего общества, действительную основу, главную задачу всякого исследования социальных вопросов, они преспокойно отбросили», 2-581.
Вся критика сводится к критике обстоятельств установления общественного производства, которое должно быть потому общим. Общим потому что общественным. Представлением, в то же время, что общее производство лучший вариант обеспечения человека всем необходимым.
Карл Маркс показывает, что общество обеспечивает потребности человека, потому общность производства представляет высшую форму развития и соответственно безальтернативный вариант. Общность производства даёт качественно – максимальный вариант производства и следовательно, обеспечения каждого человека производимым общественным продуктом.
В силу данного положения мы даже не допускаем критику социализма, предполагающего общий совокупный труд. Критику явно существующего до недавнего времени общества, устроенного на основе общественного производства. Даже мысли такой не допускается, что общее сотрудничество производящих для себя людей может быть губительно для общества.
Критика сводится к различным второстепенным вопросам, но то, что общественное производство в таком виде, как его представляют марксизм, не подвергается сомнению. Тот позитив общества построенного антагонизмом к капитализму, преодолевшего и анархию капиталистического производства и самое главное его классовость. Потому устройство нового общественного строя, очищенного от недостатков капитализма казалось идеальным, если не идеальным, то приближающимся к идеалу.
Высшая форма и без альтернативность развития общества основана и обоснована тем, что по Марксу выходит, получается, что развивается общество и общественное производство. Потому развитие общества может вылиться только в данную социальную формацию, может быть воплощением общего труда и не может полагать какую – либо дилемму. Т.е. по –другому, если даже поднапрячься, общественное производство выглядеть не может.
Развитие общества, формы другого строения этого развития не может даже представить. Такое устройство общества даёт «потолок» развития общества.
Такое положение дел, такое осознание общества обнаруживает взгляд на то, что общественное производство, общество обеспечивает потребности человека, а общее производство его лучший вариант. Вариант, когда все в обществе производится всё направленное для человека и для блага человека.
Общественное производство, как таковое, как производство сообща, для достижения общей цели в виде общего продукта, представляет и полагает высшей точкой спирали общественного развития. Альтернативы даже не предполагается, ввиду того что само общественное производство рассматривается снаружи, структурой огромной фабрики, которой чуждо всякое взаимодействие. Даже наоборот, представление противоречия в единстве и сплочённости, обозначенную и выражаемую каким – либо проявлением.
Потому Карл Маркс и пишет в «Немецкой идеологии»: «Коммунизм отличается от всех прежних движений тем, что совершает переворот в самой основе всех прежних отношений производства и общения и впервые сознательно рассматривает все стихийно возникшие предпосылки как создания предшествующих поколений, лишает эти предпосылки стихийности и подчиняет их власти объединившихся индивидов. Поэтому установление коммунизма имеет по существу экономический
характер: оно — создание материальных условий этого объединения; имеющиеся налицо условия оно превращает в условия объединения. Строй, создаваемый коммунизмом, является
как раз таким действительным базисом, который исключает всё то, что существует независимо от индивидов, поскольку существующий строй есть ведь не что иное, как продукт существовавшего до сих пор общения между самими индивидами»,3-70.
Надо понимать, что Карл Маркс анализируя ещё только «создаваемый», отвергает в «существующем, т.е. капитализме», что – то что «существует независимо от индивидов». Поскольку «существующий строй есть продукт существовавшего до сих пор общения между самими индивидами». Капитализм, согласно взгляду на «существующий социальный строй» образован из некого общение индивидов между собой. Представляя «настоящее общество», капитализм, объект анализа, продуктом «существовавшего до сих пор общения между самими индивидами».
Коммунизм, по слова Макса, всё это исключает, исключает всякое общение, взаимодействие между индивидами. Стихийность развития подчиняется «власти объединившихся индивидов» и носит экономический характер, состоящего в «создание материальных условий этого объединения; имеющиеся налицо условия оно превращает в условия объединения»..
Но если продолжить мысль Маркса про «общающихся индивидов», то: «то их история есть вместе с тем и история развивающихся и перенимаемых каждым новым поколением производительных сил, а тем самым и история развития сил самих индивидов. Так как развитие это происходит стихийно, т. е. так как оно не подчинено общему плану свободно объединившихся индивидов», 3-72.
Если правильно понять автора, то, оказывается, происходит развитие людей, тех, кто взаимодействует «стихийно», развитие которых основан на их общении, взаимодействии.
Происходит развитие не общества, а развитие индивида в обществе, «развитием сил самих индивидов».
Потому, внимательно анализируя слова Карла Маркса, можно понять что во – первых развивается человек в обществе, а не само общество. Человек, его сознание образует общество согласно, понятым, открытым им законам существования его в обществе.
Потому сознание наёмных рабочих не может построить рынок, рыночные отношения. Простор пониманию что продавать труд, а не рабочую силу является проявлением индивидуальности, того с чем ассоциируется человек.
Только с понятием труда связана индивидуализация человека и действительного распределения по – труду.
Только подмена понятий, представление рабочей силы в качестве труда, позволило Карлу Марсу, представить теорию коммунизма, как теорию общества производящих для себя работников.
Проявление сущности человека происходит трудом и посредством труда.
Серьёзный вопрос состоит в том, не травмируется ли понятие индивид, развитие которого «подчинены общему плану», для которого они «свободно объединяются». Объединение, которое, «стихийность развития индивидов» заключается в рамки их этого объединения. Можно ли развитие индивидов починить общему плану? Согласно этому, можно ли запрограммировать само развитие трудящихся, выражением общего плана по производству общественного продукта?
Существование и выражение индивидуальности К. Маркс представляет как индивидуальное участие в общем процессе общего производства всех трудящихся.
Так анализируется общество и состояние индивидуальности, в обществе, представляющую большую фабрику по производству общественного продукта.
Таким образом, происходил анализ вещества, до открытия содержания самого вещества, внутренней его структуры, в котором существует какая – то связь на основе атомарного его строения, содержания.
Применительно к общественному производству социализма осуществляется так же этот взгляд, такой же анализ, общественного производства как такового. Задача общественного развития состоит в том чтобы «заглянуть внутрь» и увидеть не просто производство или сплошное производство, а движущую силу производства и развития.
Анализ общества исходит из условий что общественное производство это производство общества, это производство в обществе, в котором и социальные отношения равенства обеспечены тем, что они производственные и брезжит цель заключённая в производстве общественного продукта.
Исследования Карла Маркса изначально исходят из того, что:
«Итак, когда речь идет о производстве, то всегда о производстве на определенной ступени общественного развития — о производстве общественных индивидов»,46-1-29.
Само определение индивида исходит из производящего для себя общественный продукт, продукт необходимый для воспроизводства общества, наравне со всеми, вместе со всеми. Общественное производство, по взглядам Маркса обеспечивается и проявляется в максимальном объединении производящих индивидов.
Это происходит, обеспечивается тем что: «Чем дальше назад уходим мы в глубь истории, тем в большей степени индивид, а следовательно и производящий индивид, выступает несамостоятельным, принадлежащим к более обширному целому», 46-1-29.
Принадлежность к общему, общественному производству, как производящего человека, показывает, по словам Маркса, его индивидуальность. Т.е. индивидуальность выражена и выражает производство, участием в производстве общества, определяющим поступь истории, приближением к сознательно - общему производству индивидов.
Потому для Маркса поступательное развитие общества упёрлось в высшую форму общественного производства и общественного участия в нём человека, производство всех для всех.
Если правильно понять Карла Маркса, то производство в обществе начинается и заканчивается производством.
По логике выражения общественного производства как общего, совокупного, то оно обеспечено производством полезных вещей, потребительных стоимостей, как законченное проявление труда в системе общественного производства. Труд производит вещь необходимую для общественного потребления.
«Всякое производство есть присвоение индивидом предметов природы», 46-1-30 и труд присвоил её как собственность общества, общественную собственность. В этом случае, применимо правило -общественный труд создаёт общественную собственность.
А уже потом, общественный труд распределяется, в том числе и на содержание труда, восстановление потраченных сил на производстве. Часть, которая идёт на воспроизводство человека.
Т.е. общественное производство выражается спаянностью трудящихся в общем для них социальном процессе, простым участием в нём производителей общественного продукта.
Сознание трудящихся, производителей, должно быть оптимизировано до крайности, для осознания того, что трудящиеся, всё – таки производят не для кого – либо, а всё – таки для себя. Всё – всё для себя, всё для удовлетворения своих потребностей.
Потому общественная собственность имеет логическое объяснение общественным же производством.
Производится индивидом предмет потребления, а множество индивидуумов, составляющих общественное производство, производят множество предметов потребления, полезных вещей.
Таким образом, Карл Маркс смог убедить всех, что индивидуальность человека выражается производством. Производящий человек и есть тот индивидуум составляющий общественное производство.
Он не видел того что индивидуальность человека и его труда выражает то что он дал людям, что полезно другим людям, показывая общественное производство производством полезных вещей. Что трудящиеся трудятся друг ДЛЯ друга, а не для себя.
По Марксу получается, что общественное производство это производство «потребительных стоимостей», а не товаров.
Потому общественное производство он описывает так:
«Когда одна потребительная стоимость в виде продукта выходит из процесса труда, в него входят в качестве средств производства другие потребительные стоимости, продукты предыдущих процессов труда. Одна и та же потребительная стоимость, являясь продуктом одного труда, служит средством производства для другого труда. Поэтому продукты представляют собой не только результат, но в то же время и условие процесса труда»,23-193.
Получается, что процесс труда, дающий не только результат труда, но и общественный продукт в виде потребительной стоимости, предмета потребления для общества. Что представляет законченный смысл использования труда, в производстве им потребительных стоимостей или просто вещей полезных для общества. Позволяет конституировать труд как понятие.
Потому труд, для Маркса это процесс, заключающийся в использовании рабочей силы, её непосредственное потребление.
Результат труда, продукт труда, это не потребительная стоимость, а товар, потому что товарное воплощение труда показывает полезность труда и вещи для других и обеспечивает общение между собой индивидуумов. Это общение, взаимодействие образует то, что называется общественное производство, поскольку труд это труд для других и таким образом образуется общественная связь.
Для Карла Маркса же: «Производство создает предметы, соответствующие потребностям; распределение распределяет их согласно общественным законам; обмен снова распределяет уже распределенное согласно отдельным потребностям; наконец, в потреблении продукт выпадает из этого общественного движения, становится непосредственно предметом и слугой отдельной потребности и удовлетворяет ее в процессе потребления»46-1-31.
В данных представлениях общественного производства заключено не только противоречие того что производство может создавать «предметы соответствующие потребностям» в виде «потребительных стоимостей». Что производство и осуществляется для того, чтобы произвести «потребительные стоимости», т.е. предметы потребления, для непосредственного их использования, для непосредственного удовлетворения потребностей.
Человек, трудящийся, в системе общественного производства, изготовляет вещи для других, для удовлетворения потребностей других, чем и образуется «неоднородность» и неоднозначность общественного производства. Производства, которое К. Маркс представлял монолитным и как таковое, как производство всех, как производство общества и как производства трудящихся.
Потому понятие труда он и выводит из производства, где такого понятия нет, труд находился в вещи полезной для других, которая необходимо приобретает вид товара.
Сама способность вещи удовлетворять человеческие потребности, не делает её товаром. Товаром её делает способность удовлетворять потребности других, общественные потребности.
Способность вещи в удовлетворении человеческих потребностей «в себе» и способность её удовлетворить непосредственные потребности людей, не одно и то же.
Кроме всего прочего, этой цитате заключено глобальное противоречие, состоящее в том, что общество даёт человеку все предметы необходимые для обеспечения его потребностей. Даёт человеку, трудящемуся «кусок» от распределения созданного сообща.
Только так можно понять К. Маркса и только так для него выражается сущность производства, сущность общественного производства. Начало, которому «производство создает предметы, соответствующие потребностям».
Т.е. то, что общество непосредственно воспроизводит состояние и жизнь человека, через производство им общественного продукта, обеспечивая его через распределение необходимыми средствами для жизни.
На самом деле это делает другой человек, который производит для нас, для других. Человек, а не общество производит все, что нужно нам для воспроизводства. Что и «ломает» выстроенное Марксом представление общественного производства совместным общим, неделимой сплочённостью общего труда.
Всё что нужно нам для жизни мы получаем не от общества, а от других посредством обмена. В этом смысл и сущность нахождения человека в обществе и показывает и проявляет общество как общество.
Показывает само разделение труда – именно труда и именно разделение. Разделение, которое показывает выражение, констатацию труда, первоначальную его основу и природу.
Искусственность разделения труда в системе «общественного производства» Карлом Марксом, показывает и искусственность общества.
Искусственность и неестественность придуманного Марксом общества, исходит из того, что он попытался уничтожить те ростки общества, которые ещё не сформировались, уничтожением разделения труда. Того, в обществе, которое его образует, когда всё в нём производится для других и потому производство и потребление «выпадают на долю различных лиц».
Сущность общества образует не производство, а производство для других – вот это и не понял Карл Маркс, предлагая уничтожить то, единственное, что его делает таковым.
«Разделение труда делает возможным — более того: действительным, — что духовная и материальная деятельность, наслаждение и труд, производство и потребление выпадают на долю различных индивидов; добиться того, чтобы они не вступали друг с другом в противоречие, возможно только путём устранения разделения труда», 3-30.
Карл Маркс пытался устранить то что, является сущностью человеческой деятельности, проявляет образ общества и общественного производства. Так устроено общество, что в нём всё делается для других и что является тем, что его создаёт.
Потому общество оказывается не обществом производителей, а общество производителей для других, которое устраивается, образуется трудом для других. Труд, который существует в обществе, полагается и предполагается только в таком виде и качестве, в качестве взаимодействия, коммуникации людей. Только такой труд и является трудом в буквально – понятийном его значении.
Строительство «трудового» общества, общества всеобщего труда не может представлять сам труд и индицировать самого человека, человека в обществе, как индивида. Индивидуальность которого выражает его труд, как средство коммуникации с другими, то что одновременно выделяет и связывает его с другими в неразрывную социальную группу.
Общество, потому это объединение индивидуумов, выделение которых и соединение в общество образует труд.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб апр 09, 2022 7:26 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
Анализ Карла Маркса по отношению к обществу не отражает принципам его существования. Бытие общества, на основании того, что все понятия, образующие, создающие науку политэкономию, должны быть общественные.
Анализ общества, в котором оно представлено «огромным скоплением» товаров, и отдельный товар этого скопления представляет «элементарную часть», не очень отвечает реалиям.
Такой анализ полагает, что все общественные понятия, понятия, которые составляют и поддерживают состояние общества, его функционирование «заперты» в самом товаре. Сам отдельный товар, потому, представляет само общество во всех его проявлениях. Общественные понятия замкнуты на «территории товара».
В таком случае, вся оценка и рассмотрение понятий труда, стоимости и общественного хозяйства, состоящего из «множества товаров», не имеет общественного выражения понятий.
Т.е. рассмотрение и анализ понятий в отдельном товаре имеет порок анализа или то, что рассматривается как понятие, присуще товару, не имеют реальности, не выражают конкретности понятия.
Труд, только тогда труд, когда он представлен как общественное понятие, как то, что идёт на пользу общества, создаёт его. Труд это то, что создаёт, образует общество. Создаёт общество, а не товар, потому он имеет социальное выражение, потому что он для других. Чем и почему он создаёт, образует общество.
Представление общества из самостоятельных, отдельных товаров с присуще ему общественными понятиями, решительно не имеет под собой никакой почвы.
Стоимость это не то, что представляет некоторое или какое – либо нематериальное, можно сказать «духовное» свойство товара, произведённой вещи. Это не свойство « в себе», а совсем другое, более реальное и более материальное.
Стоимость это то, что стоит данный товар. Товар «стоит самовар», предполагает стоимость товара в виде самовара.
Стоимость, прежде всего, предполагает равность с другим товаром, которая образуется не из и не на основании каких – либо мысленных и мыслимых одинаковых значений «в себе» а просто в обмене, как естественном и повседневном обслуживании жизнедеятельности общества.
Стоимость утверждается и проявляется обменом и не может иметь обходных путей, потому что это будет уже не общество.
Стоимость поддерживает состояние общества, потому что показывает его равность и отношение к другому продукту, показывает и выражает непременное состояние общества.
Она сама отражает природу и состояние общества, потому что является основной и первоначальной. Произвести якобы «товар» и «представить и назначить» цену, это верх безрассудности и даже глупости.
Стоимость это то, что стоит товар, расставляет на свои места понятие цены и собственно стоимости.
Товар, в современном состоянии общества, практически не обменивается непосредственно на другой товар. Он обменивается посредством денег и деньги представляет цену товару, а саму стоимость так же представляет сам другой товар, купленный за эту сумму.
Таким образом, и несомненно, не «стоимость» внутри товара, выражает цена, а цена отражает стоимость товара, то на что деньги могут быть обменены, что «покупают» деньги.
Цена «как денежное выражение стоимости», полагают её первоначальной, первоначальной по отношению к стоимости.
К стоимости, как понятию отражающее непременное отношение именно и фактических товаров.
У К. Маркса, интерпретация понятий происходит иначе. Полагает стоимость вначале, как некое состояние, свойство товара, которое трансформируется в цену, которая, в свою очередь, поддерживает «стоимостное» обращение товаров.
Тем самым, образуя «самостоятельное» «стоимостное» обращение товаров в системе общественного производства.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб ноя 26, 2022 5:42 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
ТРАКТАТ ПРО ПРИЗРАЧНОСТЬ НАУЧНЫХ ТЕОРИЙ ОБРАЗОВАНИЯ И ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОБЩЕСТВА
Эпиграфом может служить слова экономиста – священника С.Н. Булгакова: «Можно сказать, что вообще вопросы политической экономии принадлежать области не теоретического, а практического разума, они диктуются социально-этическими исканиями современного человечества, его стремлениями к устройству общественных отношений на началах социальной справедливости, к обеспечению наибольшей свободы личности от гнета экономического и социального».
Всё – таки правда что идеи правят миром, человек должен знать и представлять в какой системе координат он живёт. Что представляет он для общества и что общество представляет для него. Теория общества для человека важнее, чем его собственное мировоззрение, которое и складывается из положений теории общества, но общество представляется всего лишь огромным производством. Производство, которое по своей сущности абстрактно. Абстрактность исходит из недостаточного осмысления его структуры, то, что общество производит для людей – это видно, но почему и как, до сих пор не очень понятно. Не очень понятна его имманентная структура.
Потому на общество предполагается взгляд как на очень большую фабрику по производству общественного продукта. Производство общего продукта, в любом состоянии общества, общества образованного по взглядам Маркса, его способом производства. Способом производства общественного продукта, а потому общего продукта для обеспечения общего воспроизводства общества. Такая структура, структура производства общего продукта, которая, по словам К. Маркса имеет и выражает каждая, любая социально – экономическая фаза развития к обществу не имеет отношения.
Общество не имеет «в себе» то, что нём увидел К. Маркс, это производство тем или иным способом общественного, а потому общего продукта. Само производство общего продукта и способ, каким оно совершается, находится далеко за пределами общества.
Способ производства общего продукта не указывает и предваряет саму социально – эконмическую формацию.
Наличие такового, факт существования общего в обществе предполагает распределение произведённого обществом «для себя». Но общество образовано и образуется не справедливым распределением произведённого, а обменом с другими. Но К. Маркс демонстрирует другое состояние общества, где все вместе производят общественный продукт и потому его компетенция сводилась к критическому анализу общества на основании:
1. Это недостаточная организация общества для производства общественного продукта.
2. Непропорциональное распределение произведённого продукта в условиях общественного, а потому общего производства.
3. «Новое общество» и предполагалась как общество производителей «для себя».

Такая идея, идея общности производства продукта для себя, относится к обществу трудящихся, обществу всеобщего труда, в котором человек и его труд представлен частью всеобщего. Всем сообща трудится для общего блага идея в общем, хорошая, но не жизнеспособная развитием не производства, которого должно хватить на всех с избытком, а развитие человека. Труд, как просто труд, который проявляет себя участием в общем производстве, которое и предполагается высшей формой существования общества. Созданием объединённых усилий для придания ему особых качеств, ввиду интенсификации труда посредством общего производства. заботы и сущность труда отдельного человека становятся мелкой деталькой, которую можно даже не рассматривать. А если рассматривать, то в контексте общего труда.
Подобность человека и общества в этом случае выражается тем, что как отдельный человек, так и общество в целом, должно потреблять меньше, чем производить. Так или таким образом, по мнению Карла Маркса образуется общественный капитал. Капитал, который в условиях капиталистического общества, присваивается капиталистами.
Капитала, по мысли Маркса это не распределённый по – труду общественный продукт. Продукт, который создал труд, больше своего содержания. Тем самым сущность такого общества, даже близко не подвинулась к принципам социализма, общества, где каждому по – труду. Капитал, же так же создаётся трудом, судя по структуре данного общество, общества в котором сущности общественного не наблюдается совсем.

В этом случае происходит создание самого богатства, изобилия всем обществом и капитал непосредственно связывается с этим фактом.
Общественный капитал создаётся и истекает из того, что труд непосредственно связывается с потреблением и с производством для себя в системе общественного производства. Капитал это не распределённый по труду общий, а потому общественный продукт, то чего в обществе не наблюдается.
Системный вывод из этого суждения К. Маркс выражает тем, что первобытное общество было очень бедным, что оно не перешагнуло через удовлетворение непосредственных потребностей человека. Всё что производилось, непосредственно шло на удовлетворение человеческих потребностей. Производилось для себя в системе общины и показывая далее онтогенез общества через развития общины. Представляя уже тем самым противоречие в развитии и в определениях общины и общества.
Человечество вышло из нищеты через большее производство, относительно потребностей. Развитие, по словам, К. Маркса происходит через увеличение количества производства, возрастание самого количества произведённых вещей. Качественные изменения в общество, по этому положению и происходят через прирост производства относительно удовлетворению собственных потребностей.
Потому он пишет: «Капитал не изобрел прибавочного труда. Всюду, где часть общества обладает монополией на средства производства, работник, свободный или несвободный, должен присоединять к рабочему времени, необходимому для содержания его самого, излишнее рабочее время, чтобы произвести жизненные средства для собственника средств производства»,23-246.
Таким образом, К. Маркс придаёт теории общества, в общем – то абсурдный смысл, цель и сущность, на которой устроено общество - производство «для себя». Свободный работник производит не для себя и излишек для других. Во – первых работник не производит для себя, как и вообще человек и трудящийся, такое основание далековато от структуры общества. Притом труд для себя трудом не считается вообще. Дальше - такое массовое количество всего, что обеспечивает жизнь самого человека, он не производит, в том числе, которое идёт ему и ещё остаётся.
Здесь просматривается определённо и определённый меркантилизм, «производство стоимости». Объяснение социальных процессов деньгами или посредством денег и выражает то ложное течение, теорию под названием меркантилизм.
Только через меркантилизм теории, эта цитата Маркса имеет какой – либо смысл. Так как работник может произвести только вещь, предмет и то, как говорит А. Смит не полностью. «Труд, необходимый для производства какого-нибудь законченного предмета, тоже почти всегда распределяется между большим количеством людей». Труд, который отделяет профессию, представляя вместо неё специальность. Профессия производителя булавок отделена от специальности - заострять конец проволоки для булавки.
Профессия имеет какой – то социальный смысл, тот, что профессия показывает отношение человека к людям, к другим. Профессия кондитера подразумевает производство человеком пирожных для других, фермера производство выращенной продукции для других, строителя, понятно, что он занимается строительством домов для других и т.д.
Специальность же не отражает социальное выражение труда заострять концы проволоки, для производства булавки или крутить гайки. Специальность не выражает социальный смысл труда человека.
Произвести же всё для себя, для содержания себя самого, это за гранью реальности бытия и собственно производства. Производство в обществе это производство для других, производство для обмена с другими.
При том нарушаются не только понятия и представления, но и сама природа человека, сущность, которая предполагает производство для других. Природа человека состоит в производстве им для других, которую К. Маркс и Ф. Энгельс не только переиначили, но и придали другое выражение, Показали её «высшее, передовое» содержание – производить всё для себя, что образует народное благосостояние в глобальной, высшей форме. .
Во – вторых «свободный или несвободный», даёт право К. Марксу представлять саму свободу. Свободу, которая, по его мнению, кроется в том что «Труд не всегда был наемным трудом, т. е. свободным трудом».
ТО, что наёмный труд даёт свободу человеку, значит дать промашку в определении конкретных общественных условий. Условий существования общества, когда наёмный труд предполагается в виде высшей формы существования человека в обществе.
Хочешь, нанимайся, хочешь не нанимайся, для выражения собственной свободы относится к абсурдным выводам Карла Маркса в определении человеческой свободы.
Наёмный труд, надо заметить Марксу, это не труд вовсе, капиталисты нанимают не труд, а рабочую силу. При капитализме происходит наем рабочей силы и про взаимодействие труда и капитала не может быть даже речи.
Наем и труд это противоположные понятия, если происходит наем, про труд можно забыть. Труд по своей природе всегда свободен, в отличие от применения рабочей силы, которая изначально несвободна. При найме всегда покупается не труд, а рабочая сила, чем определяется её несвобода, зависимость от того кто её купил.
Ф. Энгельс, редактируя работу Маркса «Наёмный труд и капитал» ясно выражается; «Итак, кажется, будто капиталист покупает за деньги труд рабочих. Рабочие за деньги продают ему свой труд. Однако это лишь видимость. В действительности они продают капиталисту за деньги свою рабочую силу».
Такое принятие и понятие свободы может свести в могилу от голода с сознанием того что всё – таки я свободен. Не надо наниматься на работу для того что бы быть очевидно несвободным. Свободу К. Маркс понимал своеобразно и потому «свободное общество» , отдавало душком нездорового отношения в к обществу и самому себе.
Так же как и К. Маркс, производство того что человеку нужно себе представлял и Ф. Энгельс. « Все развитие человеческого общества после стадии животной дикости начинается с того дня, как труд семьи стал создавать больше продуктов, чем необходимо было для ее поддержания, с того дня, как часть труда могла уже затрачиваться на производство не одних только жизненных средств, но и средств производства. Избыток продукта труда над издержками поддержания труда и образование и накопление из этого избытка общественного производственного и резервного фонда — все это было и остается основой всякого общественного, политического и умственного прогресса»,20-199.
Отличие цитаты К. Маркса от цитаты Ф. Энгельса, только в том, что в первом случае производятся одни или только, средства поддержания жизни, которые обеспечивают и рабочего и капиталиста. Есть «избыток» в виде средств поддержания труда над издержками поддержания труда.
В другом случае, человек (в составе семьи) стал производить не только больше продуктов, для необходимого восстановления своего же труда, но и средства производства.
Таким образом, К. Маркс и Ф. Энгельс пытались представить качественный процесс превращения общины, где всё производится для себя, в общество, с готовностью его так же представить общиной.
В общество, где всё так же производится для себя, но происходит качественный скачок в увеличении общего производства общества. Это происходило, по их мнению, через количественное увеличение производства, производства в котором труд и его стоимость определялся средствами содержания. Избыток же содержания, которое им видится средствами, которые восстанавливают труд и даже стоимостью труда, присваивался другими.
Так они объясняли общество вообще, в том числе и «передовую его формацию» - социализм. Социализм, в котором избыток общего труда над издержками по восстановлению труда предполагался в качестве народного капитала или продукта труда, который обеспечивает общие потребности.
В обществе всё производится для других или в обществе появляется отдельный человек, как начало и сущность общества. Там же (в обществе) всё распределяется по труду, без какого – либо общественного остатка.
Если представить любимый пример Карла Маркса обмена сюртука на сукно, то трудно или точнее, невозможно представить, как возможен общественный остаток после осуществления этого общественного акта. Обмен не может даже предполагать остаток для удовлетворения общих потребностей, удовлетворение взаимных потребностей людей в обмене.
Но представление имманентной стоимости и того и другого товара, т.е. голый меркантилизм, представляет такую возможность. Представлением стоимости «товара» где труд является определённой частью «произведённой стоимости».
К. Маркс и Ф. Энгельс по – своему объясняли превращение общины (семьи) в общество. В обществе средства поддержания жизни являлись и образуются не на своём труде, а представляют труд других, общественный труд. Непосредственно обмен и непосредственный обмен осуществляет это.
Они же представляли не качественные изменения при разложении общины, превращения её в общество. Они придавали и выражали общество такой же структурой, как и община, так же представляя производство для себя.
В общество, в его создании, где общественный труд, труд других являлся средством коммуникации, средством создания самого общества и соответственно средством восстановления самого человека. Такое ни К. Марксом, ни Ф. Энгельсом не отмечалось. Для них человек находился в системе общественного, а по сути общинного производства.
Средства восстановления человека в обществе представляет не свой труд, а труд других, полученный из обмена с другими. Вот эту сущность, на которой построено, устроено общество, не рассмотрели ни К. Маркс, ни Ф. Энгельс.
Для них происходили только и исключительно количественные изменения, большее производство относительно собственного восстановления, воспроизводства. Появление этого излишка, на присвоении которого претендовали другие, показывая это дефектом самого, что важно не представляя того что это уже не община, а общество. Объясняя общество структурой общины, объясняя общество людей, как общину..
Только в общине «труд семьи стал создавать» больше продуктов. В обществе, продукт стал, с самого начала производится для других. Произошли качественные изменения, которые ни К. Маркс, ни Ф. Энгельс не замечали и не отмечали. Для них разложение общины происходило на количественных изменениях, производство человеком больше собственного воспроизводства.
Потому для К. Маркса естественным что «производство и есть воспроизводство». Производство и правда обеспечивает воспроизводство, но это производство других, которое представляет и оформляет общество как общество.
Это может получиться, образоваться только на условиях общественного взаимодействия с другими, коммуникации труда с другим общественным трудом. Человек «общественное животное» не потому что он живёт в социуме себе подобных, а потому что он всецело пользуется трудом других, общественным трудом. Присвоение общественного труда, труда других вместо своего и создаёт общественные условия, само общество, товарное производство, где за товар дают товар. Там где происходит обмен.
Но К. Маркс обмен полагал и представлял в другом месте, обмен - то ли труда, то ли рабочей силы, в понятиях которых Маркс совсем не определился, на определённое количество жизненных средств.
Теоретики общественного благополучия старательно обходят тот момент, саму теорию социализма. Социализма, в котором господствует единственный принцип каждому по – труду.
Потому в представлении «избытка продукта труда над издержками поддержания труда» должен главенствовать вопрос – где содержится труд?
В том что «даёт избыток продукта труда вместе с издержками поддержания труда», ведь это всё произведено, создано трудом или только труд его стоимость содержатся в средствах поддержания труда?
Чем определяется стоимость труда на это ни К. Маркс, ни Ф. Энгельс конкретно не отвечают, не отвечают в общем – то на фундаментальный вопрос.
Этот глобальный фундаментальный вопрос был заменён созданием понятия «прибавочного труда». Это понятие во – первых абсолютирует тот труд, к которому некий труд «прибавляется».
Получается, что труд как труд уже есть и проявляется себя, в обеспечении собственного благополучия, а «прибавочный» это неожиданная его поддержка. К тому же из данного положения выходит что «прибавочный труд» это не совсем труд и от него нечего ждать «трудовых выводов и показателей». Ну, прибавляется и прибавляется и на анализ труда в полном составе и в его целостности нечего рассчитывать.
Так же как нельзя рассчитывать на «полную» стоимость товара, которая необходима для выражения непосредственного «стоимостного» обмена, когда обмен «стоимости на стоимость» должны создавать баланс общественного производства. Даже предположить создание не совсем адекватных общественных пропорций обмена, построенных на «стоимостном» обмене, на обмене стоимостей товаров, предполагают «полное, цельное» выражение стоимости товара. Но такого К. Маркс не полагает и не представляет.
Труд, который является в марксизме, преобразователем природы в необходимых для человека формах. Соответственно труд человека не рассматривается как нечто индивидуальное, которое имеет отношение к устройству социальных отношений, обустраивает их. Такое определение труда является абстрактным по отношению к человеку. Социальные отношения создаются по поводу труда, но не самими трудом, чем определяется абстрактное отношение к человеку. Труд предполагается к рассмотрению только через общественное участие в нём.
Участием в общественном, т.е. общем производстве общественных благ соответственно такому взгляду на общество, они производственные. Отношения, которое производством добывают, производят общественный продукт, продукт для всех. Следует тут же добавить постулат Маркса, согласно способу производства. Таким образом, по мысли Маркса, общество в любом случае и состоянии производит для общества, для себя, продукт.
Способ производства наёмными работниками, для него выражает и подтверждает капитализм. Капитализм, в котором производится общий для общества продукт.
Непропорциональное его распределение показывает только социальный дефект общественного устройства. Капиталистам достаётся больше общественного продукта в таком распределении, чем наёмным рабочим. Не замечая того что не распределение, а обмен образует устои, сущность общества. Это замечание полагает невозможность существование общего, поскольку существует обмен, обмен «между двумя лицами».
Потому труд в таком качестве и в этом случае, как труд индивида не проявляет себя конкретно. Труд человека, труд индивида должен проявить и проявлять себя только в качестве определённой части всеобщего труда. Труд отдельного человека в этом случае, мало представляем, притом в абстрактное форме. Труд позиционируется как труд, который или произвёл ценность или преобразовал вещество природы в действительно полезную вещь. Вот по поводу труда или точнее продукта труда и создаются социальные отношения. Социальные отношения в обществе, в котором никто не может конкретно сказать "что это мой продукт, сделанный только моими руками". Что является основанием представления не личного, а общественного труда. Что развитие человека и общества идёт по линии развития общественного труда, которое конце - концов настигнет апогей общественности, всеобщности общественного производства.
Теория общества, такими представлениями попадает в ловушку ложных понятий. Представляя общественное, альтернативой личному и полаганием общества большой производственной фабрикой. Фабрикой по производству общественного продукта, в которой ликвидируются "родимые пятна" капитализма. А именно, что капитализм, как общественная формация, по взглядам Карла Маркса представляет очень большой дефект, которое он заметил на примере капиталистической фабрики. Общественное производство наёмных рабочих отдельной капиталистической фабрики, присваивается капиталистом.
Социальные отношения между наёмными рабочими, которые трудом производят все ценности, которые "на корню" присваиваются капиталистом. Тем, кто в производстве не участвует совсем, и по сути, содержанию общества, образованного производством для себя тем или иным способом производства. Способ производства К. Маркс представлял тем социальными условиями общества или в обществе, при которых происходит производство того, что в обществе нет совсем – общего продукта.
Капиталист, потому по взглядам Маркса, является "инородным телом" для общественного производства. Он рассмотрел общественное производство в структуре отдельной капиталистической фабрики, которое на самом деле является не общественным, а коллективным.. Капиталист, на основании «видения» Марксом «общественного производства» является инородным телом который покупает сам труд и использует его не в общественных. а личных целях. Для Маркса "анархия производства" имеет вполне реальные очертания, в смысле того что капитализм это множество производящих капиталистических предприятий не создающих какую - либо систему.
Карл Маркс, не увидел систему капиталистического общества, которую образует капиталисты. Капитализм это общество, которое создают капиталисты, обменом продукта труда с другими создают общество. Ошибка Карла Маркса по отношению к обществу состоит именно в этом, он не рассмотрел и не рассматривал общество таким образом.
Общественное, для него было общее и в детали общественного взаимодействия, в анатомию общества, он не очень – то вдавался.
Бессистемность капиталистического общества, или его полная анархия, для Карла Маркса и Фридриха Энгельса и было тем в обществе, что необходимо исправить, организовать.
Организация общества и организация обмена в нём являлась той пружиной, которая заставляла представлять труд рабочей силой, потому что ею предполагалось управлять в системе общества. Так же ка это делает отдельный капиталист на отдельной капиталистической фабрике.
Их стратегическая ошибка состояла в том, что они не видели, не рассмотрели систему, которую создают капиталисты. Что капиталистическое общество и было обществом капиталистов, обществом, которые создают капиталисты. Эта системность структуры общества образована обменом товаров, обмена товара на другой товар или на деньги, что не отменяет данную системность.
Системность, которая образована на обмене с другим, что выражает обмен, или с другими, Обращение, при обмене на деньги.
Но другой, не менее важный недостаток капиталистического производства который позиционирует Маркс, состоит в том, что результаты производства, которые производят пролетарии. присваиваются капиталистом.
Это неоправданный социальный акт, противоречие социального строя, идеи справедливости, под названием капитализм и хотел исправить Карл Маркс. Самый главный конфликт капиталистического строя, по его мысли, состоял в том, что в условиях капиталистического строя происходит отчуждение трудящегося от продукта труда, продукта личного, своего труда. Продукта, который он произвёл сам, своими руками. Это самое главное и самое основное противоречие общественного строя, противоречие которое непременно должно быть снято, не только для установления социальной справедливости. Оно должно исчезнуть или его не должно быть ввиду того что оно мешает развитию общества. Отчуждение завязывает, образует классовый конфликт, который должен исчезнуть в новой формации, в построении пост - капиталистического строя.
Это отчуждение, ставящее или организующие конфликт в условиях капиталистического общества, как основной классовый конфликт, снимается не только представлением того, что это в конце - концов несправедливо. Но, по представлениям К. Маркса, снимается всей самой поступью истории, самим общественным развитием. Это произойдет, потому что эти представления Маркса связаны с пониманием общества и общественного производства как структуры, социума, который производит для себя.
Производство не для капиталиста, а для себя – эти представления Карла Маркса по отношению к обществу, выводят его на утопическую траекторию.
Соответственно ему и полагают представления о понятиях организующие данную структуру общества, общества в котором труд «для себя» даже не рассматривается как труд,
Структуры общества, которое с давних пор, с его естественного начала, первобытного строя производством восполняет то, что идёт на воспроизводство общества. Воспроизводство и обеспечивается производством, производством обществом для себя, для Маркса есть низменное правило по отношению к обществу, общественная аксиома.
В любом состоянии и при любой общественной - экономической формации для Карла Маркса общество производит общественный продукт, продукт для себя, для обеспечения собственного воспроизводства. Для обеспечения собственных потребностей.
Вот это отчуждение, по Марксу , должно быть исчезнуть под воздействием, естественного хода истории, производства всеми трудящимися общего продута для себя. Это и есть его понимание и представление социализма или идеального состояния общества, в котором всё и всегда производится для себя. Т.е. общество всегда производит общественный продукт. . Общественной его организации, где трудящиеся всё производят для себя, производят труд для себя, а не для капиталиста.
Давно замечено радикальное различие между ценностью и ценой и преобразование природы трудом, при реализации которого, вещь является просто предметом потребления, не очень совмещаема с товарным производством в обществе, Просто продавать полезные вещи, предполагая их взаимный обмен, для реализации совершенно другого состояния общества, является не очень хорошей идеей.
Понятие полезной вещи имманентно или «в себе» приближает понятием к нереальному состоянию общества, потому что в обществе вещь должна быть полезна не сама по себе, а полезна другим, на основании чего происходит обмен. Ещё надо заметить, что происходит социальный обмен, которые люди организуют сами, самостоятельно, в межличностном пространстве.
Современная наука об обществе и отталкивается от данного не очень фундаментального факта, поскольку общество неизменно производит полезные вещи, вещи общественного предназначения и для того чтобы "построить рынок", надо эти полезные вещи просто продавать. Организовать обмен в обществе, вместо призрачно всеобщей организации труда.
Надо заметить, что посредством таких представлений, "рынок в основном построен".
Эта идея создания другого хозяйственного механизма в обществе предполагает другое отношение ко всем понятиям, в том числе и к понятию полезной вещи. Полезная вещь сама по себе, "в себе", благодаря свои функциональным качествам и полезная для общества, для других, представляют разные её состояния.
Состояние ценности, как функционально – выражаемой и цены, поскольку её продажа ясно и конкретно указывает на её полезность другим.
П. Б. Струве, русский экономист писал про выражение сущности обмена. «Хозяйство и цена».
«I. Тезис метафизический, формально идущий еще от Аристотеля,
материально кульминирующий в учении Маркса, гласит так: блага
обмениваются и могут обмениваться потому, что в них есть нечто общее. Эта общая субстанция и есть ценность. Обмен возможен благодаря тому, что есть в товарах такая общая субстанция, благодаря некому равенству, которое пред существует обмену.
II. Тезис эмпирический гласит так: равенство между товарами, или
благами, создается в самом процессе обмена и только в нем. Никакой общей субстанции и никакого равенства, предсуществующего обмену, нет и быть не может. Совершенно ясно, что с этой точки зрения ценность вовсе не управляет ценами. Образованию цен предшествуют, в конечном счете, только психические процессы оценки. Ценность же образуется из цен.
Ценность, есть либо прямой приказ о цене, т.е. назначенная, «уставная» или «указная» цена, либо утверждение некоторого множества «свободных» цен в оценочную среднюю. Ценность, как нечто отличное от цены, от нее независимое, ее опре­деляющее, есть фантом».
Этот фантом и эксплуатирует Карл Маркс, показывает ценность как цену, представляющее содержание отдельного товара как стоимость. То, что является общим в обмениваемых товарах прежде обмена, которое (содержание) его и создаёт как пропорцию. Определяющую саму её цену из того что вещь полезна сама по себе и создаётся трудом.
Предваряя ту самую её «трудовую стоимость», определяемую его содержанием, затратами труда и саму полезность, которую вещь представляет как предмет потребления.
Организованный труд на благо общества, производство трудом в обществе ценностей для себя, для самих трудящихся создающие эти самые ценности и было идеалом общественного устройства, представляло и представляет, по сей день, идеал в общественном сознании.
Другого мироустройства, устройство общества по – другому, которое воплощало общественные идеалы не видится вообще, кроме всеобщего, совместного производства трудящихся.
Общее производство трудящихся являлось и является социальным идеалом в представлении пост - капиталистического общества, идеалом социализма.
Идея всеобщего труда не реализовалась по вполне определённым причинам, когда общий, совместный труд, должен находиться под постоянным контролем. Управление трудом «в общественном масштабе», управление общественным производством, которое необходимо в условиях производства для себя и без которого не обойтись в «организованном» обществе. Такое представление общественного хозяйства лишало человека, трудящегося в обеспечении экономической свободы в своих социальных выражениях .
Труд человека при производстве "для себя" находился под оправданно - экономическим контролем. Т.е. происходило управление трудом и такое положение человека не очень - то совмещалось с экономической свободой. Свободой, где труд не может проявить себя как труд, ввиду его понятия.
Управлять можно рабочей силой человека, но не его трудом.
Труда не как затраты человеческой рабочей силы, на понятие, на которое уповает К. Маркс, а на труд, который устанавливает, образует социальные отношения. Труд, который признаётся трудом, в том смысле и в том качестве, когда он для других.
Покупка труда для производства в интересах капиталиста или общества не лишало труд статуса наемного, в чьих либо интересах. Не проявляло особенность и индивидуализм человека в системе взаимодействия, таким и показывается общество. Общество управляемого труда, общество управляемых людей, таков "суррогат" социализма. Социум, который не утверждал ни труда, ни свободы.
Общественный идеал утверждался покупкой труда обществом, как выражение свободы от диктата другого человека, капиталиста. Не лишая труд принципа наёмности, который нельзя представить иначе, чем покупка рабочей силы. Тем самым отождествляется труд и рабочая сила. Тем самым К. Маркс логично предполагает что "такого понятия как стоимость труда не существует". Труд для него выражались затратами рабочей силы.
Вот как представил и представлял Карл Маркс в работе «Наёмный труд и капитал», понятие рабочей силы и труда: «Каковы же издержки производства самой рабочей силы?
Это — издержки, которые требуются для того, чтобы сохранить рабочего как рабочего и подготовить его как рабочего.
Поэтому, чем меньше времени для обучения требует какой-нибудь труд, тем меньше издержки производства рабочего, тем ниже цена его труда, его заработная плата. В тех отраслях промышленности, где не требуется почти никакого времени на обучение и достаточно просто физического существования рабочего, издержки производства, требующиеся для его создания, сводятся почти только к тем товарам, которые нужны для поддержания его жизни и трудоспособности. Поэтому цена его труда определяется ценой необходимых жизненных средств».
Цена труда определяется всем комплексом общественного труда, даваемого в обмен, взамен продукта. Стоимость рабочей силы определяется только его частью, той «ценой необходимых жизненных средств».
Как отделить и определить где рабочая сила, где собственно труд, если Маркс это не делает совершенно?
Для социальной науки важнее нет, чем отделить и определить свойства понятий, потому что теория и определяется понятиями. Действительное определение понятий и диктует закон исторического развития, по которому понятие труда и понятие рабочей силы не должны быть тождественны.
К тому же труд, как начало всего должен определять все экономические понятия. Маркс же представлял что какие- то экономические понятия в виде затрат, должны представлять не только сам труд, но и его цену.
Показателен, в этом случае, его приход к парадоксу и недоумению, его столкновение с необъяснимым: «Не остается ничего другого, как определить необходимую цену труда необходимыми жизненными средствами рабочего. Но эти жизненные средства представляют собой товары, имеющие цену. Следовательно, цена труда определяется ценой необходимых жизненных
средств, а цена жизненных средств, как и всех других товаров, определяется в первую очередь ценой труда. Следовательно, цена труда, определяемая ценой жизненных средств, определяется ценой труда. Цена труда определяет самое себя. Другими словами, мы не знаем, чем определяется цена труда»,25-2-435.
Здесь Карл Маркс взял на себя непосильную задачу. Перед решением которой он спасовал - "мы не знаем чем определяется цена труда".
Таким образом показать самое определяющее понятие в науке саму стоимость труда, сам труд, он оказался не в состоянии.
Равенство труда и цену необходимых жизненных средств он представил не просто так. Для него данное равенство должно показать системность и начало капиталистического общественного производства, начало капитализма как общественной формации.. Представить капитализм как общественную систему, при которой первоначально или само начало представлено таким образом. Покупается труд для производства за определённую цену, затем этот труд не только воспроизводит себя, в виде "стоимости", в полной мере компенсируя стоимость его покупки, но способен и приносить доход. Тем самым Карл Маркс делает важные упущения, объяснимые только с точки зрения меркантилизма, объяснение с помощью денег. Покупкой труда, за «стоимость» и «производство стоимости». Здесь ещё важно отметить появление «стоимости» раньше самого труда. Он объясняет труд стоимостью, а не наоборот, стоимость трудом.
Во - первых первоначальность труда не получается из - за того, что общественный труд, т.е. капитал представленный в виде жизненных средств уже существует. То что покупает труд, который должен выглядеть первоначальным. Что предполагает функционирование общества вне этого процесса покупки и данного равенства.
Общественный труд не может быть и представляться раньше самого труда.
Соответственно и естественно К. Маркс показывает какую - то обочину естественно - общественного процесса. Уводит анализ общественного процесса куда - то в строну.
Во - вторых такого равенства не может и существовать, потому что с одной его стороны труд, если даже это труд, а не рабочая сила, выражен только потенциально. Т.е. данная продажа только предполагает, что покупка труда реализует себя как труд, труда с одной стороны вовсе не существует. С одной стороны труд, бессодержателен и не закреплён ни в каком предмете, вещи.
С другой стороны равенства показано естественно- товарное выражение труда, труда выраженных в товарах, представляющих жизненные средства.
С точки зрения логики общественного процесса такого равенства не может существовать. Обмена между наёмным рабочим и капиталистом. Потому продажа рабочей силы не является обменом в теоретическом и практическом значении этого слова.
Обмен выражает, устанавливает равенство, равенство отношения одного понятия к другому. К тому проявляет одинаковость понятий, как обмен одно на другое.
Продажа рабочей силы не может установить такое равенство, потому это просто продажа рабочей силы. И представление что при капитализме труд продаётся как просто товар, не имеет прав на существования, потому что продажа товара предполагает взаимный обмен равнозначных величин, обеспеченное, в том числе и равенством понятий. Кроме этого устанавливает равенство товара и другого товара.
Но продажа рабочей силы не имеет такой возможности это установить, как потенциальные возможности покупаемого труда, а на самом деле рабочей силы, и реальность представленных за это товаров.
Продажа рабочей силы как труда может быть объяснена только с точки зрения меркантилизма, покупка рабочей силы за деньги и дальнейшая её эксплуатация с целью получит большие деньги.
Меркантилизм, как теория и создавалась для того чтобы показать способ увеличения богатства, увеличения стоимости, по отношению к наличной, уже существующей. Он потому и объясняет "стоимостью" все общественные процессы для меркантилизма в порядке вещей.
Потому расклад меркантилиста Карла Маркса по отношению к обществу сводится к тому, что капиталист покупает всё необходимое для производства товара, в том числе и труд. Следствие «производства товара» является его «стоимость», которая больше той суммы, которая пошла на его производство.
Это меркантилизм «чистой воды», даже при желании его нельзя представить имеющим отношение к обществу и общественным процессам. В том числе на основании «собственной имманентной стоимости» товара и «производства товара». На самом деле товар товаром делает обмен или товар становится таковым в процессе купли – продажи, а стоимость выражает не свойство товара, а то что он «стоит», чему равен в обмене, т.е. другой товар.
Меркантилизм далёк от реальности представления действительности общественных процессов.
Равенство труда, предполагающее общественный процесс и его системность должны полагать в обеих его частях товарное выражение. Мало того, ещё и началом самого общества, его выражения как общества. Не обмена якобы труда на капитал, труда на «прошлый труд», а обмена товара на товар,, что определяет действительное состояние общества. Труд, например, в холсте и труд в сюртуке своим обменом системно показывают и даже указывают концептуальность общественного процесса. Если происходит обмен, значит перед нами общество.
Карл Маркс, представляя обмен, объясняя его переходит на свойства каждого из товаров, который (обмен) его организуют.
Его слова подтверждают это. «Подлинная наука политической экономии начинается с того времени, когда теоретические исследования переходят от процесса обращения к процессу производстваа»,25-1-370.
Потому для него процесс «производства товара», естественен, хоть на самом деле не производство, а обмен делает товар товаром.
Но Карл Маркс хотел обойти непременный общественный процесс обмена, показывая его "стоимостным", т.е. обменом по - стоимости и "за спиной производителей". Т.е. обмен в "новом, другом" обществе должен происходить не через неопосредствованные взаимодействие людей, а рафинированным. отвлечённым способом. Для него могут обмениваться товары, но не могут обмениваться люди.
Обменом, в котором люди непосредственно не участвуют. Представляя в начальном процессе продажи труда не человека, представленного и представляемого полезность для общества для других своим продуктом труда для людей, а безликий и неясный образ труда, который кроме всего прочего не труд, а рабочая сила .
К тому же обмен труда на капитал, это не обмен, который не вписывается в социальный процесс обмена труда человека и общественного труда, труда других. Обмена труда на труд, товар на другой товар.
По сути для К. Маркс обмен это бессмысленный процесс или даже прикладной, поскольку для него представления об обществе водятся к представлениям производства для себя.
Соединение части общественного труда в некую отдельную группу, представляющие жизненные средства, не вписывается в реалии общественного производства. А вписывается только в одну, что капиталист берёт на содержание рабочую силу и носителя этой силы, для содержания которой и нужны только средства для поддержания жизни. В этом случае использование средств содержания, как части общественного производства оправдано. Даже представление отдельной сущностью средства содержания от совокупности общественного труда, как труда других. Оправдано тем, что капиталист покупает рабочую силу, которая нужна ему для осуществления производства, что объясняет побочный или второстепенный процесс. Процесс и отношения, которые являются вторичными, по отношению к отношениям образующим общественные отношения. Общественные отношения по поводу обмена продуктами труда.
Если бы капиталист покупал не рабочую силу живого человека, а скажем механическую силу трактора, то эта сила уверено и определённо сводилась бы к стоимости горючего и запасных частей.
Т.е. определялась бы тем, что восстанавливает и обеспечивает работу трактора, его механическую силу.
Что определённо не раскрывало и не показывало сам общественный процесс, который происходит вдали от применения трактора или рабочей силы трудящихся.
Общественный процесс непосредственного взаимодействия. Капиталист купил трактор и вспахал на нём огород, впрочем, то же самое, если он нанял для этого процесса 10 человек с лопатами, не раскрывает и не определяет общественного процесса. Вспахивание огорода происходит за пределами общественного процесса.
Общественный процесс основан на производстве для других, определяется общественным контактом с трудом других, общественным трудом. Туда не входит наем, даже представлением того что это вообще труд. Куда более подходящее определение будет рабочей силы.
Ведь фактически труженики с лопатой вскопали огород для капиталиста, ведь не для себя. Что определённо доказывает, что наёмный труд не является трудом, в буквальном значении этого слова.
Цена труда определяется ценой труда других , ценой другого, общественного труда – вот это и не мог понять Карл Маркс, исходя из своих меркантилистических соображений. Труд стоит труда других, есть закон общественного существования и взаимодействия. Маркс же, пытается представить цену рабочей силы, как цену труда, наёмного рабочего, через взаимодействие труда и капитала, который организует капиталистический общественный процесс или общественное производство капитализма. В отношении наёмного рабочего можно представить только стоимость рабочей силы.
Того, что продаёт капиталисту наёмный рабочий и является трудом и соответственно стоимость труда определяется стоимостью содержания рабочего .
Таким образом капиталист покупает не труд наёмного рабочего, а его рабочую силу, взяв его на содержание. Никакой покупки труда и никакого равенства эта сделка не образует.
По сей день социальная наука не может точно ответить на очень простой вопрос, что покупается при найме – труд, как взаимодействие труда и капитала или рабочая сила, как «продавать как товар самое рабочую силу, которая существует лишь в его живом организме». Проще говоря, продавать себя для использования самого себя в интересах другого человека, обезличивать свой индивидуализм. Индивидуализм, который при продаже рабочей силы никак и ничем не проявлен, только возможно потенциально.
Цитата Карла Маркса «продавать как товар рабочую силу», говорит не только о том, что продаётся всё – таки рабочая сила, но и для него это было центральным местом систематизации общества.
Продажа рабочей силы «как товара» компенсировалась капиталом, оплатой её общественным трудом, который представляет капитал. Систематизация предполагала обмен ,(предположительно) труда на общественный труд. При том покупка труда представлялась «персональной», как первоначальным должен был становиться и труд, показывая капиталистический процесс производства. В то же время существование капитала, т.е. общественного труда, уже было общественной реальностью.
Обмен рабочей силы на капитал, представлялся для Карла Маркса центральным местом объяснения сущности капитализма как общественной формации. Рабочая сила компенсировалась капиталом, общественным трудом. Но компенсировалась не просто так, а составляло и представляло общественный баланс, при котором уже компенсировалась не рабочая сила, а труд наёмного рабочего.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб ноя 26, 2022 5:43 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
Вообще – то , марксизм не мог в точности сказать и выразить что продаёт наёмный рабочий и что в конце - концов покупает капиталист – труд или рабочую силу. Представление покупки «наёмного труда» немного снимает эту неопределённость, но всё равно такого понятия как труд, который нанимают не может существовать. Только наёмный труд, который даже не имеет статус труда, потому что предполагает «прибавочный», потому что труд имеет самое большое значение. Самое большое не только как самое важное, но и является самой большой величиной. Величиной которая не может быть превышена его «прибавочной частью», т.е. труд величина монолитная и к нему ничего нельзя прибавить.
Труд понятие социальное, труд для других, которое не может даже предполагать надстройку над ним, такую как «прибавочный труд»
Для К. Маркса покупка труда капиталистом имела первостепенной значение в обозначении капиталистического общества.
Составляла и представляла баланс наёмного труда и капитала, систематизировало капитализм как общественную систему. Систему взаимодействия труда и капитала, составляющего и представляющего капиталистический баланс. Баланс капиталистического общества, в котором «труд производит больше стоимости» по отношению к этому балансу.
Но данный баланс устроен на принципах меркантилизма, где не стоимость объясняется трудом, трудом, как всему начало. Стоимость, как то, что покупает труд, показывается вначале и полагает обнажённый меркантилизм.
То, что труд или рабочая сила «производила больше стоимости» своей покупки относится к принципам меркантилизма, объясняющего всё из стоимости, зарождение которого произошло на основании объяснения увеличения «стоимости». Не зарождения, образования стоимости, а её увеличения. . Что и показывает, раскрывает меркантилистический принцип объяснение социальных процессов из стоимости и принципы её увеличения. Условия, на которых возник сам меркантилизм.
Принцип меркантилизма системно утверждал и канонизировал принципы капитализма, утверждая применяемый наёмный труд в другом качестве, трудом для общества. По сути «улучшая» капитализм, но оставляя капиталистические условия для людей, сохраняя наёмный труд.
Наем труда, который осуществляет общество, который, по утопической мысли, должен иметь другое, превосходное качество в «новых социальных условиях». Качество, которое выражает не систему эксплуатации, показывает не внутреннюю схему эксплуатации другим человеком, а все и каждый становится наёмным рабочим для общества. Отменяет капиталистическое рабство тем, что человек, трудился в интересах общества. Поскольку общество К. Маркс объяснял структурой производящей «для себя», то и человек в данной структуре был производителем для себя.
«Для себя» и было отличительной чертой того «социализма», который не был социализмом в истинном значении этого слова. Не был даже обществом, потому что в обществе труд обслуживает общественные интересы, производится для других. Производство для себя, не может представить не только общество, но и даже труд.
Причиной тому, что распределение «по – труду», что и было отличительной чертой социализма, представлялось восстановлением потраченных на общественном, общем, производстве силах. «Для себя» и предполагалось восстанавливать «себя», свою физиологию, частью общественного продукта. Чем предполагаемая общественная формация была близка к первобытной общине. «первобытный коммунизм» или его «высшая форма» предполагала физиологию человека первоначальной, стартовой в представлении общества. Физиология, которая обеспечивалась из общего труда и общего продукта труда.
Община и отлична от общества тем, что не полагает социального человека, проявление его социальных качеств, которые проявляются трудом, но не просто трудом, а социальным трудом, трудом для других.
Община только - только обеспечивало физиологические потребности человека, обеспечивала физическое выживание. Община не проявляла выражение самой природы человека, его труда для других.
Чем человек отличается от животного мира, только тем, что животные обеспечивают своё производство и воспроизводство собственным трудом.
Жизнеспособность пчелиного улья, муравейника и волчьей стаи обеспечивается трудом для себя. В обществе такой труд даже не труд, потому что воспроизводство человека обеспечивает труд других, и он всегда производит для других, обеспечивая проявление собственной человеческой сущности.
Потому предполагаемый социализм Карл Маркс представлял общиной на более высокой стадии развития, где так же или по - прежнему обеспечивалось непосредственно физиологические потребности граждан, а остальное представляло "общественный фонд", фонд общества, который обеспечивал общую необходимость.
Данные представления упрочивали общинные выражения, как отсутствие непосредственно общества и его надстройки государства.
Что в свою очередь предполагало устранение государства как органа, который бы дублировал распределение "общественного фонда", фонда для всех.
Потому непременно предполагалось К. Марксом, что "государство заснёт", в данном случае, а Ф. Энгельс считал, что государство скоро следует "искать на полке в лавке древностей"
Но община осуществляла самое главное, которое и в современном мире, выглядит как классовое равенство, наёмный труд в среде себе равных в его применении. «Общество» пролетариата предполагало, что все становились наёмными работниками, которым естественно, не принадлежит продукт труда. В таком или данном «обществе» предполагалась оплата рабочей силы средствами содержания, которая показывало, прежде всего, на искусственный принцип построения. Происходило не естественное производство и обеспечения других, чем другим необходимо для обеспечения жизнедеятельности. Другой принцип общества предполагал производство общего продукта, который должен был обеспечить всех продуктами труда. Тем самым из общества «изымался» принцип общества, принцип производства для других.
Благодаря данной системе общества, по сути общины, системе производства для себя, при которой или в которой изменяется и исправляется главный недостаток капитализма отчуждение труда.
Отчуждение от продукта труда, но по утопической мысли, для себя, снимает это отчуждение. Даже несмотря на то, что система для себя, заставляет или предполагает иной взгляд на все общественные понятия. Продукт труда в данном схеме не принадлежит никому, даже самим производителям, он принадлежит всем. Но самый главный дефект, который исходи из данного принципа, как проявляет себя продукт труда. В обществе он представлен в виде товара, в виде вещи полезной для других.
Производство для себя, надо полагать даже понятие товар должно предполагать чуждым данной системе. В обществе производства для себя должны производится не товары, а предметы потребления, «потребительные стоимости». Зачем товар и обмен, если всё производится для себя:
Марксистская наука основательно преподносит сознанию каждого человека производство обществом для себя общественного продукта. Но по факту производства для себя, данные продукты производства являются предметами потребления для себя, для общества, но не товары.
Товары являются продукты труда не только и не столько вещами произведёнными для обмена, продажи, сколько образующие, создающие обмен.
Но по сей день понятие товара связывается с производством, а обмен товара, для чего и существует и так называется понятие, вещь которая продаётся, с социальной сущностью капитализма.
Данное противоречие должно бы как – ни будь приведено к общему знаменателю.
Труд для себя в обществе не может таковым считаться и «просто товар», «производство товара» не может таковым представляться. Данный факт исключает его активную динамику в обществе. Производство для себя, нивелируют его непременную обмениваемость. Заставляет видеть в товаре, «в себе» несуществующие качества, качества полезной вещи и меновой стоимости.
Такими или данными качествами товар не обладает вообще, потому что он не является полезной вещью, а является полезной вещью для других. Так же не имеет «меновых свойств в себе» а проявляет их в обмене..
Вещь в обществе должна быть полезна не сама по себе, не полезна «в себе», а полезна другим, только в том случае она выполняет социальные условия существования общества. Так же и меновая стоимость отражает не свои собственные свойства вещи, а то, что она стоит, то что образуется на основании непременного социального взаимодействия людей.
Не такое свойство, как «меновая стоимость» товара позволяет ему обмениваться, а стоимость это то, что товар стоит, чему равен,, на что указывает и представляет обмен, как общественное выражение социального взаимодействия.
В систему социализма, которую представил Карл Маркс, идеально вписывается наёмный труд, фактически её создаёт. Все является наёмными работниками для общества, чем и определяется социальное равенства трудящихся. Хотя само слово трудящихся не вполне подходит для выражения данного общества, в котором однокоренное слово труд не подходит вообще. Логичнее и правильнее, в этом случае, применить слово рабочая сила, поскольку происходит её наем.
Труд для общества представал в другом, ином свете, осуществлял равенство, равенство наёмных работников, равенство применяемого наёмного труда и как будто ликвидировал, отменял саму эксплуатацию.
Наёмный труд для общества представал общественным венцом творения в непрерывной трансформации общества к его развитию и улучшению.
Общественный идеал производства трудящимися для себя призывал, констатировал это и оформлял общество как общество.
Общественное производство должно было принять ущемление свободы в целях наиболее активного общественного производства.
Член общества становился равным в системе общего наёмного труда, которым необходимо было неустанно и рационально управлять, потому что общество превращалось в «огромную фабрику». Что в свою очередь предполагало искусственное разделение труда и управление трудом и всеми общественными процессами, так же как происходит управление на современной фабрике. Так же как и разделение труда на этой фабрике являлось заботой и бременем отдельного капиталиста.
Со времён Адама Смита, было известно из «Исследований о природе и причинах общественного богатства», что «Результаты разделения труда для хозяйственной жизни общества в целом легче всего уяснить себе, если ознакомиться с тем, как оно действует в каком-либо отдельном производстве». Кн 1,гл.1.
Для соблюдения этой цели, несвободы в производстве, ввиду управления им, искусственного разделения труда по отраслям и рабочим местам, необходимо было принять ещё одно условие принятие общественных отношений в производстве, т.е. производственных отношений социальными.
Принять принцип всеобщего, тотального производства или принцип фабрики, производящей всё необходимое для себя, создание и оформление общества выполняемый непрерывным производством нужных для общества вещей.
Взаимодействие и взаимоотношения людей происходят в производстве, людей производящих для себя.
Принять общественные отношения исходя из представления общества «огромной фабрикой», производящей товары.
Такое представление имеет изъян в значении выражения самого понятия товар. Что производит современная фабрика или на современной фабрике или на фабрике, заводе вообще, товар или не товар и является предметом анализа. Какие свойства товара являются непременно «товарными».
Неслучайно Карл Маркс начал основную работу «Капитал» представлением товара. «Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности» и их «огромного скопления».
Это понимание понятие товара отождествляет его с просто полезной вещью, которая обладает ценностью благодаря её полезным потребительным свойствам. Хотя К. Маркс и делал между ними различие , что товары «е заключают в себе ни одного атома потребительной стоимости» и товары есть что - то «независимое от их потребительных стоимостей».
Потому понятие полезной вещи, ничем не отличается и тождественна понятию товара, благодаря, или, исходя из своих свойств, которые в них обоих предполагаются. «Полезность вещи делает её потребительной стоимостью», говорит о том, что полезными свойствами вещь обладает благодаря свойствам удовлетворять человеческие потребности.
А свойства в удовлетворении человеческих потребностей и называются полезностью вещи.
Так что «Капитал», должен начинаться не с «огромного скопления товаров», а с огромного производства полезных вещей, вещей для потребления.
Ведь полагание свойства вещи в способности удовлетворять человеческие потребности, ничто не говорит что перед нами именно товар. Такого свойства недостаточно для выражения товарных свойств вещи, если они вообще есть и предполагаются.
Неслучайно, кажется очень противоречивое предложение Карла Маркса, вполне ложится и контекст теории общества производящего для себя, в котором и при котором понятие товара, вообще не должно быть.
«Товарное производство и товарное обращение могут иметь место и тогда, когда подавляющая масса продуктов предназначается непосредственно для собственного потребления, не превращается в товары, и, следовательно, общественный процесс производства далеко ещё не во всём своём объёме подчинён господству меновой стоимости».
Здесь важно отметить явное противоречие в определении товарного производства для себя, для собственного потребления. Здесь противоречиво отмечается не только товар, как понятие, произведённое для себя, но и труд для себя, который не труд вообще. Труд для себя не является трудом, потому что труд только в таком качестве труд, когда он образует общество, для других, что выражает его социальную сущность.
То, что товары не превращаются в товары, это просто глупость. Абсурд по отношению к понятию, вещь для себя не является не только не товаром, но и даже «потребительной стоимостью» и даже полезной вещью, потому что потребительной и полезной она может быть только для потребителя, для другого человека.
Для других составляет и представляет общественное взаимодействие, в котором обмен образует систему, из которой невозможно «добыть даже немного стоимости» для общественного (общего) потребления.
Обмен распределяет всё или производство для обмена не даёт возможности полагать какой – либо остаток от производства, в том числе направление на удовлетворение общих потребностей.
Явная оговорка или положение, показывающая следующая цитата идущее вразрез со всеми понятиями общества, Карла Маркса на предыдущей странице, тем не менее, ложится в контакт производства для себя.
Логика (ложная) К. Маркса в том, что производители и обслуживают собственные потребности производством для себя.
«Если продукты производятся как товары, то после того как закончено их производство, они должны быть проданы и только после своей продажи могут удовлетворять потребности производителя».
Если продукты производятся как товары, то естественно и очевидно «они должны быть проданы». Естественно и очевидно, что в этом случае они не могут «после своей продажи удовлетворять потребности тех, кто их произвёл», «удовлетворять потребности их производителя».
Всё общественное производство в обществе это производство для продажи, поэтому оно и товарное, а не производство непосредственно предметов потребления для себя. Товарное производство обеспечивает и обеспечивается производством для других, в котором человек, трудящийся, является продавцом своего труда, своего продукта труда.
Как уже было заявлено Адамом Смитом из его «Исследования о природе и причинах богатства народов», про «разделение труда на отдельном производстве», в гл.1, то в гл.3 он уже имеет совершенно другое представление о разделении труда.
«Так как возможность обмена ведет к разделению труда, то степень последнего всегда должна ограничиваться пределами этой возможности обмена, или, другими словами, размерами рынка».
Необходимо отметить что не разделение труда способствует обмену продуктами труда, а наоборот, возможность обмена представляет само разделение труда.
Производство для продажи, обмена, что и показывает А. Смит, даёт возможность подойти к истинному значению труда и продукта труда в обществе. Производство для обмена представляет сущность общества.
Эту сущность, достаточно выразил Карл Каутский в «Эрфуртский программе»: «Ликвидация товарного производства означает замену производства для продажи – производством для собственного потребления. Продавать, значит не что иное, как обменивать определённый товар на такой, который всякий желает иметь».
Сущность «производства для себя» немного развеял К. Каутский, в отношении того почему произошёл кризис общества, кризис системы «построения социализма». Он произошёл безусловно и на базе теоретического отношения к обществу выраженного К. Марксом. «При тех общественных условиях, когда люди производят для себя, действительно не бывает кризисов»,26-2-559. При данных общественных условиях, которые описывает К. Маркс, вообще не может существовать само общество. Эти условия не «общественные».
Товарное производство, как понятие, как производство для обмена, ещё можно принять и понять, с очень большими оговорками, поскольку вещь производится на продажу, для продажи. Оговорка и касается, что в этом данном случае не происходит «производства товара». Хотя ещё раз важно заметить, что произведённая вещь, даже если и произведена для продажи, не является товаром, товаром она становится в обмене. Что, в свою очередь, создаёт противоречие не только в «производстве товара», но и в представлении его как вещи произведённой трудом, в конкретном значении труда и о обладанием особых свойств, которые дают ей(вещи) неизменно обмен без всякой трудности для этого.
Неизменный вывод Маркса, если вещь, товар обменивается, то значит, она обладает меновой стоимостью – недальновиден. В обмене проявляется не «меновая стоимость» товара, а есть проявление, выражение общества.
Проявляет себя труд как труд, товар как товар и общество как общество. Если в социуме происходит обмен, значит это общество. Обмен создаёт, осуществляет, проявляет и фундаментирует общество.
Если есть обмен в обществе, значит общество это общество, как бы это и непривычно и звучало.
Но даже если это всё принять, то товарное обращение не может быть в обществе производства для себя.
В обществе или общественный процесс не «предполагает когда подавляющая масса продуктов предназначается для собственного потребления».
Для себя или на продажу представляют две различные и непримиримые общественные системы и социальные условия существования людей.
Так же как обмен, через взаимодействие людей в обществе и распределение того что создано сообща, совместно.
Понятно, что общественного продукта, как такового, как созданного совместно, в обществе нет и не предполагается, а значит не может быть и распределение общего продукта. Не может быть самого общего продукта.
Производство товаров для себя и представляет то теоретическое противоречие в представлении общества, альтернативно представление его товарным.
Потому коммунистическую идею не удалось реализовать, благодаря теоретическим суждениям, основанным на представлении понятий.
Ревизионизм марксизма и должен происходить на основании реального представления понятий, Не на основании, предполагающего анализ, что просто труд создал, произвёл именно товар и мифических свойств произведённых предметов, вещей. Представляющими их полезными, хотя в обществе они полезными должны быть для других и обладающими ими метафизическим свойством меновой стоимости, которое придаёт вещи свойство непеременной обмениваемой. Свойство, которое необходимо как- то понять и вычислить, для непременного анализом «стоимостного» отношения товаров в обществе, что и предполагает К. Маркс сущностью в обществе. Представлением которое предполагает «другое» общество, на «научных» основаниях которое роднит науку и метафизику представлением нематериального свойства материальной вещи, под названием стоимость.
Без этого, без утверждения реальности понятий, хоть сегодня можно предложить и предположить строительство общества пролетариата. С его уже на практике реализуемым общество социального равенства, без эксплуатации человека человеком, производя просто трудом просто товары для людей. Не вникая и не задумываясь, в тоже самое время уничтожая тем самым самое общественное в обществе, а именно вещи должны быть полезны не сами по себе, а полезны другим. Этим утверждается и создаётся общество, что производство полезных вещей для народа это дурацкая затея, Другого социального равенства и другого мироустройства совсем не предполагается, как создать общество совокупного труда, общего производства и результаты этого производства справедливо, честно разделить и распределить.
Другого равенства или равенства людей по – другому просто не предвидеться, как и «высшей» формы общественного развития, как производство сообща для себя.
Потому люди всё более обращаются назад, посмотреть в «светлое прошлое», для сравнения с настоящим капитализмом, вместо того чтобы смотреть вперёд.
Впереди или только неизведанная туманность или образ всеобщего труда.
Робкие попытки возвратиться назад в эпоху бесклассового общества связаны с неоткрытыми законами общественного существования, существования людей в обществе.
Открыть эти законы и есть дело общественного развития, развития общества, которое неизменно придёт к оптимальному варианту, к оптимальной адаптации к окружающей среде. Неустроенность сегодняшнего мира связана с тем, что общество требует новые условия жизнедеятельности, но выражение и даже представление таковых ещё находятся в призрачном состоянии, представляют ещё не выраженный образ того будущего которое непременно наступит.
То, что мы стоим на пороге новой реальности это очевидно, реальности объективного изучения общества и общественных понятий.
Недоступность к открытию общественных законов связана с условиями утопии, которая сформировалась на основе недостаточного изучения общества. Того что оно из себя представляет и которая в некоторой своей функции освещения предполагает улучшение. Социализм, по своей сути, социализм, который мы знаем, был утопическим, потому что исправлял капитализм как общественную формацию, в которой труд «покупался как простой товар». Капиталистические отношения образуются под воздействием найма, продажи рабочей силы, которая "при социализме» осуществляло общество. Тем самым общество превращалось в капиталиста, потому социальную формацию можно назвать «общественным капитализмом».
Ни одна школа, ни один исследователь не подвергал сомнению казалось непременный дефект, при котором существует капиталистическая система. Систем наёмного труда, которая существует в «обществе трудящихся» и которая утверждает капитализм, как общественные отношения капиталиста с наёмным рабочим.
Производится не товар, а вещь, как товар, заставляет задуматься над «общественным производством товаров» для народного потребления.
Вместе понимать и представлять образ будущего, которое конечно придёт, но не в облике, которое представил и нарисовал Карл Маркс.
Несмотря на стратегическую ориентация общества на построение рынка, теоретические понятия и выводы находятся под «колпаком». Представления совокупного всеобщего труда «для себя» доминируют в общественном сознании. Того что единственно, по мнению многих может только и принести социальное равенство в общество. В общество равного участия во всеобщем труде общества, в обществе трудящихся.
Равенство и может быть достигнуто только в сфере справедливого распределения всем обществом трудящихся общественного продукта.
Теоретические знания в самой социальной области настолько слабы, что то самый рынок , альтернативного коммунистической идее общества, пытаются строить по законам, канонам марксизма, потому что видимой альтернативы нет.
Потому и нет ответа на простые вопросы, почему марксизм не допускал того, что называется рынок и вообще, что такое рынок. Что определяет само понятие, которое неизбежно и неумолимо связано с социальной формацией, а именно с капитализм.
Рынок это капитализм, а социализм это общество совместного труда, эти знания существуют где – то на уровне подсознания, канонизируя тем самым и капитализм и социализм.
То что рынок никак не связан с капитализмом, а общество всеобщего труда не социализм, трудно воспринимаются или воспринимаются с огромной трудностью.
Вообще самое главное, что сделал Карл Маркс, это представил полную картину трансформации общества, на основании трансформации социально – экономических формаций. Это развитие общества или его трансформация от нёсшего к высшему или общество подверженное развитию , неизбежно показывает «строительство социализма», как общество тотально – всеобщего труда, что является по сути утопией.
Утопией только от того, что он представляет общество как социум производства для себя. Само понятие производство для себя или труд для себя уже не подлежит теоретическому осмыслению, как абстрактное понятие, Труд для себя это не труд в теоретическом его выражении, как и производство для себя не может осветить, подтвердить существование общества и в обществе. Токарь это не тот , который производит труд для себя, как и столяр производящий шкаф для себя.
Самое главное что марксизм исказил, представил не в том плане и в том духе, что называется природа человека. Природа человека связана и представляет производство для других, что и создаёт само общество. Общество, где каждый производит для других, чем оно и образуется. Что создаёт и образует так сказать номинальное состояние общества или его сущность. Карл Маркс подставил альтернативный вариант, где все производят для себя.
Что искажает и саму природу человека, и само понятие труда.
Производство для себя приближает человека к животному состоянию, а труд для себя не может представить и выразить само понятие труда.
Не всеобщность, а индивидуальность труда, труда для других, образует устои и сущность общества. Само понятие труда далеко от понятия производства для себя.
Неизбежность представления общества его изменения у Карла Маркса связано с тем, что он взял не ту систему координат. Взял в качестве начала общества и начала его образования, то, что обществом не является.
«первобытно – общинное общество» или первобытная община обществом не является.
Первобытная община устроена по – другому и связана с полу животным состоянием человека, когда труд в этой самой общине производится непосредственно для себя.
Та сама община представляет и представляется альтернативой обществу, альтернативой всеобщности и индивидуализации труда.
Всеобщность труда не может объяснить общество, потому что труд в обществе индивидуален, тем, что именной, тем что он для других.
Тем, что труд индивидуальный и тем что он для других утверждается роль и сущность товарного производства. Товарное производство укрепляется и обосновывается не его всеобщим производством товаров и их «скопление» в обществе, а тем что это вещь для продажи, обмена.
К. Маркс точно отметил что «Обмен товаров начинается там, где кончается община, в пунктах её соприкосновения с чужими общинами или членами чужих общин. Но раз вещи превратились в товары во внешних отношениях, то путём обратного действия они становятся товарами и внутри общины»,23-97.
Явно выразил, что обмен товаров начинается там, где кончается община или точнее где начинается общество. Обмен в самой общине не происходит, он же служит причиной разложения, разрушения общины.
Но Карл Маркс не заметил того, что отмечал его друг и соратник Ф. Энгельс в работе «возникновение семьи, частной собственности и государства»: «после возникновения обмена между отдельными лицами и превращения продуктов в товары начинает проявляться власть продукта над его производителем», 21-113, - возникновение обмена между отдельыми лицами и власть продукта над его производителем, понимается как возникновение и осуществление общественной связи.
Энгельс понимал, что общественная связь образуется обменом, не просто обменом «за спиной производителей», как определённо – стоимостной обмен товаров, а не людей, а именно обменом между отдельными лицами. Их взаимодействие через обмен, что и создаёт общественную связь между лицами, где проявляется понятие товар в полном виде и соответствующим для него предназначении – обмениваться, продаваться.
Власть осуществления и проявление общественной связи, где человек зависит от её проявления, где человек целиком и полностью зависит от общества, в сфере проявления полезности продукта для других, в этом и состоит его власть. Власть продукта над человеком, потому что он включает его в систему взаимодействия с другими.
Но Ф. Энгельс немного исказил алгоритм социальной трансформации происходившей в обществе. «Появившаяся частная собственность на стада и предметы роскоши вела к обмену между отдельными лицами, к превращению продуктов в товары»,21-160.
Появившийся обмен между отдельными лицами привёл к превращению производимых продуктов в товары. Так появилась, образовалась частная собственность, которая требовала установления частную собственность на продукт своего труда, которая давала и устанавливала в обмене или при обмене частную собственность на продукт чужого труда.
То что окружает человека в современном мире это почти всегда есть продукт общественного труда, труда других. Труда, который может быть получен или посредством обмена в обществе или посредством распределения в иной «антиобщественной» структуре. Структуре общего труда, которая считалось «общественной» и только так и в таком виде действительно общественной. Структура, которая своей формой и содержанием прямо отрицала частную собственность, которая не выявляла и не показывала труд отдельного лица. Труд отдельного человека, системно представляющего труд для других, за счёт чего общество и образуется.
Не совокупный, общий труд, создаёт общественное производство, а труд отдельного лица, который подразумевает частную собственность на продукт своего труда. Это обязательное условие по построению общества.
Частную собственность никто и никогда не устанавливал, она образовалась из – за того и на том основании, что обмен между отдельными лицами и превращение продуктов в товары и утверждают частную собственность «отдельных лиц». Частная собственность, потому она «частная», что является собственностью отдельных лиц.
Частная она оттого, что именно отдельный человек индивид её и представляет, его взаимодействие и взаимоотношения в обществе.
Общее производство представляет не просто привлекательность, на самом деле все теоретические понятия, выводы и построения остановились на уровне выражения общества справедливости, общества обобществлённого производства, производства для себя. Осуществление справедливости распределением созданного сообща.
Такое или данное общество долго ещё будет маячить неосуществлённой мечтой. Мечта, которая не задействует потенциальные силы и возможности самого человека. Мечта, которая показывает что человек работает в обществе, а не для общества, для других.
Просто та её заключена в том, чтобы отбросить хитросплетения товарного производства, неизбежная принадлежность капитализма и единственно всё производить для себя. Идея производства для себя, представляла в марксизме основополагающую сущность общества.
Этот взгляд и концепция показывалась через идею создания «первоначального» общества, которым представлялась первобытная община, в которой действительным обще образующим моментом был общий труд.
Потому все законы и сущности общины были перемещены и трансформированы на совершенно другую структуру – зарождающее общество. Карл Маркс включил первобытную общину в ряд «первого и естественного образованного» общества при трансформации социально – экономических формаций. В то время, когда община обществом не являетя.
Община это не общество, отличительной особенностью которой является общий труд по созданию общего продукта и его распределение.
Общество имеет в своём ресурсе труд отдельного лица и соответственно обмен с другими по созданию структуры самого общества.
Община предполагает распределение, общество – обмен, в этом их принципиальное различие.
Какую структуру имел ввиду Маркс если полагал «производство – распределение – обмен – потребление», образуют правильный силлогизм, 46-1-30? Если предполагается распределение произведённого, то к структуре обществ это отношения не имеет.
В обществе производство существует и производится для обмена, а не для «справедливого распределения». Никто не видел, чтобы на мебельной фабрике распределяли стулья, а на поле капустные кочаны.
Другое принципиальное условие отделяющего общину от общины, является то, что в одном случае труд предполагается только в качестве для себя. В обществе труд в другом качестве - для других.
«Первоначальное общество» или община предполагала что человек является и становится производителем всего сущего для самих себя , данное условие становилось правилом по отношению к обществу вообще и построению общества пролетариата
Эта особенность социальной структуры не позволило реализовать как хозяйственный механизм, как метод хозяйствования, но в целом как реализация равенства и справедливости она вполне себе жива.
До сих пор некоторые люди вожделеют и замирает дыхание от того что если немного потерпеть «при социализме», когда распределение будет происходить по – труду, зато «при коммунизме» наступят благословенные времена, когда распределение будет по – потребностям, кому сколько надо.
Эти сказки или нездоровое отношение к обществу, выражает то, что общество образовано обменом, а не распределением.
Распределение в социуме предполагает его «другое состояние» производством сообща общего продукта. Продукта, который и может быть распределён.
Эта особенность социальной структуры давала вполне положительный результат в годы народных невзгод, в годы войн и неурядиц, потому что она заставляла действовать структуре как единый организм для выживания.
Но в годы относительного благополучия не давала развития, создавала «застой» в развитии. Сам брежневский «застой» и предполагался из условий невозможности построения действительно общественных отношений.
Производство для себя не позволяло это сделать.
Но общество к концепции производства для себя, не только является действительным моментом в объяснении общества. Т.е. общество по сей день представляется и показывается через реализацию данной идеи. Но ещё более глубоко и настойчиво показывает единственный метод реализации идеи справедливости и равенства. Что данные идеи могут быть решены и представлены только через справедливое распределение общественных благ. Что предполагает общее производство для себя.
Через представление общественного производства как такового, как производство всех в предоставлении общего продукта, который и должен быть распределён справедливо. Эта же идея показывает безобразный образ капитализма, в котором и при котором эта идея не реализуется и потому капитализм представляется «отсталым обществом». Отсталым в развитии, несмотря на то что общество, которое образуют капиталисты между собой и является обществом капиталистов, обществом обмена.
Обществом, образованном капиталистами, где их взаимодействие обеспечивает, проявляет обмен. Обмен отдельного капиталиста с другими.
Капитализм это всего лишь общество капиталистов, которые наймом сталкивают наёмных рабочих на обочину общества, представляют их маргиналами.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб ноя 26, 2022 5:44 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
Потому идея общего производства и справедливого распределения не относится к обществу, в котором главную, определяющую роль играет отдельно – каждый человек. Его непосредственная динамика, основанная на взаимодействии с другими.
Альтернативу обществу, его структуре, образованного обменом представляет общее производство и распределение.
Обмен и распределение представляют и предполагают радикальное отличие образованных ими социумов.
Идея построения «социализма» жива, потому альтернатива обеспечения равенства, бесклассовости трудящихся не просматривается. По определённому мнению справедливость и равенство просто не могут существовать и реализоваться иначе. Только через справедливость в распределении, показывая тем самым социализм, собственно не формацией, в которой образуются социальные отношения, а методом хозяйствования.
Метод общего труда.
В таком виде коммунизм – социализм не прижился, не удался и рассыпался. Но рассыпался как хозяйственный механизм, как метод ведения хозяйства.
но сама идея осталась. До сих пор сравнивается метод осуществления общественного хозяйства.
Казалось идея коммунизма канула в лету, но нет, то чем она выражалась осталось. Это идея справедливости основывалась на очень простой и даже примитивной вещи. Справедливое распределение общественного производства.
Реализация идеи справедливости никак не может реализоваться через справедливое распределение общественного богатства.
Люди с самого начала образования общества стремились понять законы по которым образовалось само общество. Законы, по которым оно живёт и существует. Понятие этих законов и определяет путь исторического развития. Открытие этих законов и строительство действительно научного общества, общества на научных методах ведения общественного хозяйства этих являлась важнейшей социальной задачей.
Законы общества перекрывались утопическими идеями предполагающие
«другое» общество за пределами самого общества, тем самым пытаясь показать лишь общественный идеал.
Но объяснение общества Карлом Марксом , казалось, постигло законы, которые управляют обществом. Он показал законы, по которым движется общество, его трансформацию от его первоначального состояния, первоначального образования в виде первобытного общества, до его высшего расцвета и состояния, на данный момент, капитализма. Самое главное что это был не прожект оторванный от принципов и устоев общества. Проект был построен на изучение имманентной сущности общества.
От его изначальной позиции, то, что, по взгляду Карла Маркса, образовалось естественным образом, исходного состояния по которому создалось, образовалось, то, что называется обществом в виде первобытного, до признанного расцвета капиталистического общества.
Карл Маркс включением первобытной общины в ряд модификации социально – экономических формаций, допустил серьёзную ошибку.
Исследуя все последующие формации, он применил к ним метод образования «первоначального социума», первобытной общины, структурно к обществу не относясь.
Он предполагал что люди коммутировали и создали общество, каким было «первобытное», для того чтобы сообща добывать, производить общественные средства для восстановления общества в целом и каждого человека в отдельности.
Карл Маркс представил и анализировал общество от его стартового состояния, до известного ему капитализма, применив метод, основанный на том, что общество развивается через череду социально – экономических фаз, состояний.
Но первоначально индивидуумы образовали общество для того чтобы совместно производить собственное восстановление. Таким образом естественным способом индивиды образовали то что для К. Маркса представлялось обществом. Общество для Маркса и по Марксу это социум производства для себя.
Общество становится более развитым посредством развития производства в обществе, того что направлено на его, общества» благосостояние.
В своём методе осуществления развития он осуществил две фатальные и фундаментальные ошибки – первая это включение первобытного состояния социума непосредственно в общество. Первобытная община это не общество, ничего не имеющая похожесть на структуру общества.
В общине действительно всё производится для себя, в обществе всё производится для других.
Второй это то что общество это орган, организация производства для себя. Что общество это организм производящий непосредственно для себя, осуществляющее производством своё непосредственное воспроизводство. Ошибка в том, что он рассматривал общество огромной фабрикой, огромной производственной структурой производящей всё для себя.
Системное обеспечение теории общественного производства для себя предполагает то, что человек в обществе трудится для себя, тем самым обеспечивает своё восстановление. Восстановление себя в обществе посредством труда, что не опровергает системное выражение того что человек некоторый труд или какую – то его часть использует для себя. Он трудится для собственного воспроизводства и собственным трудом осуществляет само воспроизводство.
.Только посредством утопическая теория меркантилизма и позволяет это сделать. Меркантилистическая теория общества предполагает что трудящийся и трудящиеся во всём множестве «производят стоимости».
Не производство трудящимся «стоимости» позволяет ему осуществлять собственное воспроизводство. Стоимость представляет другой общественный труд, которого стоит труд человека, которым он и осуществляет своё воспроизводство.
Стоимость представляет и образована не своим трудом и не трудом для себя, а предполагает труд других, общественный труд.
Стоимость предполагает не труд, который создаёт, производит товар, а совершенно другой труд, которого стоит данный товар в обмене.
Нереальное представление производством трудящимся «стоимостей» сообща, позволяет Карлу Марксу без особых проблем заявлять «сумма товаров, меновых стоимостей, общественных величин», «Всякая сумма меновых стоимостей есть одна меновая стоимость».
Стоимость образована на отношении товаров, ещё А. Смит указывал на относительность меновой стоимости. Товар может стоить только относительно себя, и не может стоит "себя", иметь собственную стоимость и предполагаться, как выше высказывается Маркс «суммой стоимостей».
Для меркантилиста К. Маркса был важен метод объяснения стоимости «в себе» в самом товаре. Соответственно товар и его стоимость был полем того, на чём происходит распределение «созданной» пролетарием «стоимости». Распределение между капиталистом и наёмным рабочим.
По Марксу всю «стоимость» товара и товар в том числе создаёт наёмный рабочий, а капиталист совсем не участвует в «производстве стоимости» и вообще общественном процессе производства.
Логика «производства» стоимости позволяло Марксу исключить капиталиста из общественного процесса, а его долю в «созданной стоимости» обратить в общее достояние.
Если присушится к нему, то особых изменений для наёмного рабочего в «новых социальных условиях» не происходит. Трудящийся так же будет «производить стоимость для себя», только «избыток стоимости» будет присваиваться не непосредственно капиталистом, а всем обществом.
Такая система, такое понимание общества не предполагала самого социализма, где каждому – по труду, чтобы он осуществился необходимо что бы весь труд в товара, а соответственно и сам товар, принадлежал тому кто его произвёл.
Только так может осуществиться социализм, как общественная система, как пост- капиталистическое общество.
Ошибка Карла Маркса состоит в том, что он не видел фактический, номинальный и естественный формат структуры общества. В том и состоит утопический момент в осмыслении общества, что он не раскрыл принцип его создания.
Общественным для него было производство, которое осуществляло некоторое количество производителей, «производством товаров и производством их стоимостей».
Для этого он полагал обществом и общину, то первобытное «общество», в котором не было ничего общественного. Так же предполагал устройство производства на отдельной капиталистической фабрике общественным производством.
«В древне – индийской общине труд общественно разделён, но продукты его не становятся товарами. Или возьмём более близкий пример: на каждой фабрике труд систематически разделён, но это разделение осуществляется не таким способом, что рабочие обмениваются продуктами своего индивидуального труда».
В общине труд не может быть общественно разделён, потому что это две радикально отличные структуры. Община это община, устроенная на общем хозяйстве, производящей общий продукт, которому требуется распределение. Общество устроено на обмене с другими.
В общине отсутствует обмен, потому и продукт не становится товаром. Непосредственность с которой предполагается что «товары не становятся товарами в общине», говорит о тождественности его предположения в строении общества и общины, которую предполагает Маркс. Для него община это общество, но в котором не происходит превращения продукта труда в товар. Но продукты труда и не становятся товарами, только оттого, что это община, а не общество.
Так же пример что «на каждой фабрике труд систематически разделён», говорит о том, что К. Маркс не очень – то представлял что такое труд.
Труд понятие социальное и труд по изготовлению блока цилиндров на автозаводе, не является трудом в буквальном значении этого слова. Труд выражает себя в вещи полезной для других, т.е. только в автомобиле.
Так образуется, создаётся, разделение труда, которое на современной фабрике и на автозаводе, в данном случае, не является полнокровным и полноправным разделением. По сути это представляет искусственное распределение работ для создания полезной вещи для других, в данном случае, автомобиля.
На каждой фабрике искусственно разделён между рабочими, но продукт труда не является товаром. Пример устройства дел, работ, на отдельной фабрики, где не осуществляется обмен, был для Маркса примером по созданию «передового» общества.
Товар это вещь для других, чем объясняется товарное производство в обществе сам обмен как взаимодействие с другими людьми..
В связи с этим показательно первоначальное представление или даже метод Маркса, который исследует в данном случае капиталистическое общество.
Он исследует товар, как элементарную часть общественного производства.
Такой метод не подходит к анализу «первобытно – общинного общества», потому что там нет самого субъекта анализа, «огромного скопления товаров».
Но это не самое главное. Карл Маркс вроде как объективно начало анализа капиталистического производства предполагает «огромное скопление товаров» и отдельный товар «элементарной частью это скопления.
Естественно и объективно показывая товар «Товар есть прежде всего внешний предмет, вещь, которая, благодаря её свойствам, удовлетворяет какие-либо человеческие потребности» или «Товар есть прежде всего, по выражению английских экономистов, «какая-либо вещь, необходимая, полезная или приятная для жизни», предмет человеческих потребностей, жизненные средства в самом широком смысле слова».
По большому счёту и благодаря БСЭ и Википедии мы узнаём, что способность вещи удовлетворять человеческие потребности называется и является полезностью.
По сути, по существу товар является в данном изложении просто полезной вещью, по терминологии самого Маркса «потребительной стоимостью».
Но знание что товары, в общем – то должны обмениваться, предполагают для Маркса обретение и наличие у товаров метафизических, нематериальных свойств, которые позволяют им обмениваться. Тем самым он открывает, раскрывает сущность общества, состоящую в обмене товаров, но не людей.
Социализм, общество которого на момент его теории ещё не было, но он был предсказан на основании тенденции развития общества. Как Д. И. Менделеев, предсказал существование ещё не открытых элементов, Маркс предсказал ориентиры пост – капиталистического общества. Он предсказал новое общество через тенденцию трансформаций социально – экономических формаций. По его мнению, как «первоначальное общество» было общиной, так и трансформация должна быть закончена общиной на более высокой степени развития.
Что было научного в теории общества К. Маркса, так это проведение генеральной линии в общественном производстве, что и создаёт трансформацию общества. Общество становится более производительным, осуществляет, создаёт большее производство.
Для него общественное производство было непосредственно производством, в котором вовлечено большое количество человек. Для этого он полагал производство на отдельной капиталистической фабрике – общественным, хотя оно не являлось таковым, а было просто коллективным. Тенденция, которая показывает, что общество становится всё более производительным за счёт укрупнения, централизации производства. Тенденция, которая приведёт. По его словам, к тому что общество превратится в одну большую фабрику по производству общественного продукта. Производство общественного продукта, распределение которого обеспечит всех с избытком, было для Маркса ориентиром безбедного существования общества. Он не заботился и даже не видел, что общего продукта у общества просто нет. Общество не вырабатывает общий продукт.
Данное правило даёт взгляд на бессистемность общественного производства, чем больше производится продукта, тем общество становится богаче.
1. Общественное производство не представляет системы, а существует просто как производство «для себя».
2. Производство существует для непосредственного потребления, отсутствием момента системности и самоорганизованости общества, производством для других.
3. Понятию индустриального общества мы обязаны Марксу, приведение формулы из ещё утопических исследований, что бедность общества связана только с тем, что производство не «успевает» за запросами потребления. Производство для потребления устанавливают эту связь, производство и существует для непосредственного потребления.
Мануфактурное производство феодализма, было перекрыто масштабированием капиталистического производства. Если производство в мануфактуре осуществлялось десятками или сотнями рабочих, то при капиталистическом, тысячами или десятками тысяч. Это по выражению теории и создавало эффективность производства обществом для себя, производство для собственного потребления обществом..
Задачи общественного развития и сводятся к открытию этих законов, которые управляют обществом, в котором отмечается главный недостаток это несправедливость в обеспечением результатами общественного производства и анархию этого самого производства.
Вот эти главные проблемы и недостатки общества пытался решить марксизм.
Ликвидацию этого дефекта и пытался исправить Карл Маркс в конструированным им, новом обществе, социализме.
Социальная конструкция общества опиралась на единственно – определяющий аспект, который увидел Маркс, состоящий в том, что общество становится всё более производительным. Соответственно, за счёт этого и растёт общественнее богатство.
Тенденция увеличения, укрупнения общественного производства, по мысли К. Маркса в конце – концов выразит себя как огромная фабрика размером с всё общество. Ведь, что пытался он доказать, что феодальная мануфактура за счёт слабой организации и множества самих мануфактур не могли достойно обеспечить благосостояние народа.
Но пришёл капитализм с его непременной концентрацией производства и строгой организацией на каждой отдельной фабрике, то и тем самым, самой социальной организацией, завоевал весь мир.
Если же ликвидировать, исправить небольшие дефекты капитализма, а именно анархию производства во всём капиталистическом обществе и строго планируемой экономикой можно добиться ещё больших результатов чем это сделал капитализм.
Карл Маркс, поэтому был своего рода плагиатором или реформатором, капитализма – непризнанием законов, которые существуют в обществе, превращением, раздуванием капиталистического предприятия до размеров общества.
По сути он был не вдохновителем, строителем социализма, а реформатором капитализма. Реформа касалась замену непосредственно отдельного капиталиста, на общего, в лице общества. «Социализм» Карла Маркса был общественным капитализмом.
Особенно не замечая, что капиталистические порядки на каждом отдельном капиталистическом предприятии были перенесены в само общество.
Тот социализм, который строили, да не достроили был по своей сути и масштабу тем же капитализмом с особенным свойством. В роли капиталиста выступало общество.
Вначале надо заметить, что производство на каждом капиталистическом предприятии, где были задействованы многие тысячи рабочих, Маркс представлял общественным. Общественным производством с капиталистическими дефектами, производство существовало не для себя, для самих производителей и капиталист покупая труд «как простой товар» устраивал производство в целях личной наживы.
Производство капиталистического общества, по мысли Маркса, держалось на жадности капиталистов, которые поступали как купцы, торгаши, покупая всё необходимое для производства, производили товар и продавил его по ценам, которые допускали «прибавочную стоимость».
Продавали товар выше затрата на производство, чтобы добиться получения «прибавочной стоимости».
Смысл и сущность капиталистического производства сводились к жадности капиталистов, к присвоению ими «прибавочной стоимости», которая предполагалась из разницы того, что покупалось для производства и что продавалось на рынке.
Для того они устраивали и организовывали производство.
Социализм, же лишал производство меркантилистического уклона, тем, что трудящиеся всё будут производить для себя.
Пост капиталистическое общество, которое полностью исправляло дефекты самого капитализма и представляло идеальный вариант общества.
Общества, сущность которого сводилась к организованному производству и справедливому распределению результатов труда.
Справедливость, социальное равенство, бесклассовость связывались с этим моментом, моментом справедливого распределения.
Когда все производители, то может осуществиться справедливость в распределении.
«Весь продукт труда союза свободных людей представляет собой общественный продукт. Часть этого продукта служит снова в качестве средств производства. Она остаётся общественной. Но другая часть потребляется в качестве жизненных средств членами союза»,23-89.
Надежды трудящихся по построению «справедливого общества» были обмануты не потому что отсутствовала сама справедливость, а потому что в таком смысле и в такой сущности и структуре общество не может существовать. Нет такого общества, в котором присутствует общий продукт и есть его распределение.
Общественные законы, по которым общество живёт и развивается, были выдвинуты Карлом Марксом, как тенденция увеличения производства.
Общество становиться более и более производительным в осуществлении своей главной задачи – обеспечение производством общество восстанавливающего продукта
К. Маркс представил теорию развития общества состоящую в том, что общество развивается как социальный организм обеспечивая производством себя. Производство обществом для себя обеспечивает ему существование как социуму, создавая производством предметы потребления по обслуживанию своего непосредственного воспроизводства.
Общество обеспечивало себя производством необходимых ему вещей. Развитие общества идёт по пути интенсификации производства и производственных возможностей. Если социальная организация общества в своём зарождении имело мало средств и возможностей для обеспечения своего воспроизводства, то капитализм, как социально – экономическая формация для этого имеет много сил и возможностей .
Первобытное общество не имело подобающих для производства производственных сил, а дальнейшие классовые социально – экономические формации вносили в своё собственное производство противоречие классовости. Противоречия между классами, так и таким образом, те кто непосредственно трудом производил непосредственно реальный общественный продукт, будь – то рабы или наёмные рабочие, были отчуждены, отлучены от того что производили. Отчуждение от продукта труда создавало противоречие в обществе, производители были отлучены от того что создавали.
Производителям, трудящимся не принадлежало то что они производили.
Отчуждение от продукта труда явилось в во взглядах Маркса очень большая неправда любого общества. Идея, которую родил К. Маркс и марксизм вообще, это производства для себя. Производство трудящимися для себя создавало общественный идеал.
Общественный идеал социализма родился из теории общества, которое производит для собственного воспроизводства. Производство для потребления, производство, следовательно, для непосредственного воспроизводства трудящихся поддерживают и выражают венец творения общества. Создают совершенный образ общества, в котором трудящиеся сами обеспечивают себя. Образ, в котором отсутствуют классовость и другие противоречия.
Потому, по мысли Маркса пост- капиталистическое общество должно обрести главное – структуру единого, общего социального целого, бесклассового общества заточенного на производства для себя.
Это был идеал общественного производство непосредственных производителей, которых марксизм воспринимал как трудящихся.
Тем самым полагая и представляя труд в качестве производства и воспринимая проявление, выражение и реальную констатацию труда производством. Творческое создание производством предметов необходимых для жизнедеятельности общества, превращение вещества природы в необходимый для общества продукт. Так, по мысли К. Маркса, проявлял себя труд.
Производство трудящихся для непосредственно трудящихся, для них самих, такая цель общественной трансформации накрепко засела в сознании.
Что данная идея невыполнима, что она имеет такие же нереальные корни, как труд для себя и выражение всех общественных понятий в производстве и производством.
По сути, мы являемся заложниками марксистского видения не только и не столько социализма, сколько общества вообще. Общества вообще и в реальном его выражении и его исторической трансформации. По – другому общество не представляется кроме как производящее для себя общество.
Можно с уверенностью сказать, что данное представление общества остановило общество в развитии. Развитие общества определяется развитием человека. Человек не может и не должен остановиться в развитии при создании ему идеальных условий. Условия, когда они создаются в противоречии к развитию человека, останавливают его развитие. Что мы видим на исходе того что называется социализм и квалифицируется как застой. Застой и образовался потому что человеку не были предоставлены возможности к развитию. По труду только предполагался и оценивался некоторым набором жизненных средств. Тем самым отсутствовало непосредственное взаимодействие человека с другими.
Не были приведены и не приводились в движение те общественные силы и тот механизм общества, который осуществляет развитие. Механизм, который отдаёт, выдаёт и преподносит человеку в полной мере то что он отдал обществу.
Человек, трудящийся мог рассчитываться не на себя, а на благости от общества, предоставляющее ему по – труду, а на самом деле только оплачивая рабочую силу. Поддержание в рабочем состоянии рабочей силы было основной идеей существования социализма. В способности работать, выполнять труд, было заложено концепцией существования человека в обществе.
Труд человека это не труд в обществе, а труд для общества. Сущность труда для других, которая устраивает, создаёт общество, полностью игнорировалась общественным идеалом производства для себя.
Привлекательностью, которая не могла быть реализуема, хотя бы из понятий, которые её должны оформлять. Труд человека для себя в системе такого общества не мог быть полнокровно, рассматриваться как труд, потому что для себя. Так же и система для себя предполагала общность труда и общность производства общего продукта, алгоритм по отношению к которому предполагал распределение.
Карл Маркс на основании меркантилизма, теории объяснения посредством денег, показывал и труд трудящимся для себя и производство для непосредственного потребления, после справедливого распределения.
Вектор развития общества переметнулся, переместился в совершенно другую сторону, в сторону построения рынка, но в то же время идеал общества производства для себя остался неразвенченным.
Неразвенченность идеала представляет большую трудность в представлении того что называется рынок. Можно ли рынок построить вообще, если все общественные понятия, понятия, которые оформляют общество, говорят о его не легитимности.
Как проявляется рынок и как он должен это сделать для этого, если труд признаётся трудом как просто труд, товарные свойства закреплены в о множестве произведённых вещей. Стоимость это просто свойство произведённой вещи, свойство выражаемое затратами труда и капитала.
Можно ли системно представить рынок, исходя из данных понятий?
Риторический вопрос над которым довлеет идеал производства для себя, из – за этого и на основании этого превращение общества в производящую для себя фабрику, который ещё обладает своей непосредственной притягательностью.
Правда, а почему не обхитрить всех империалистов – капиталистов производством непосредственно для себя и производить то, что непосредственно показывает и выражает ВВП, производством на душу населения. Производить непосредственно и непосредственное материальное богатство, производить сообща для непосредственного потребления людей . Обхитрить получилось только себя, потому что привлекательности данной идеи мешает структура общества. Структура непосредственного социального состояния человека в обществе, производства им для других, которая и создаёт само общество.
Человек в обществе и соответственно, общество создаёт, производит исключительно для других. Так образуется и проявляется его структура.
В какую сторону развиваться представляется неразрешимой задачей, поскольку картину мира, которую представляет Маркс, остаётся действительным планом в объяснении и трансформации социально – экономических формаций. Объясняет историю возникновения, в виде первобытно общинного общества . Дальнейшая трансформация общества, вершиной, которой по – прежнему остаётся общественное производство для непосредственных производителей, т.е. по существу для себя.
Строго говоря первобытное общество было не общество и его организация была отлична от общества. Отличие состояло в том что община действительно всё создавала для себя, для собственного потребления. Производство, которое требовало распределения, распределение созданного совместно, сообща.
Общество появилось тогда, когда на арене социального бытия появился человек, индивидуум, который стал производить для других.
Непосредственное взаимодействие трудящихся между собой, остаётся под спудом производственного отношения, отношения в процессе производства общего, а потому в данном выражении общественного богатства.
Производство общественного богатства в выражении марксистской идеи возможна только в виде общего производства, иначе беспросветная классовость, классовые отношения и главное, это анархия производства.
Кто же будет направлять и управлять, если общественное производство будет не общим, по существу анархичным?
Общественное производство управляется и организуется обменом, не производство организует общество, а обмен образует общество и представляет элементарный момент социальной связи в обществе.
Не может быть плана развития у, например капиталистического общества, потому оно как и любое общество организуется наличием социальной связи между капиталистами.
Марксизм представлял «другое» общество, которое организовывалось под воздействием общего труда и непременное требование или даже условия его существования предполагало его управление.
Управление производством неизбежный финал в представлении совокупности производства, концепция общества в виде огромной фабрики по производству общественного добра.
По существу это представляет и представляется капитализмом, управление которым Карлом Марксом позиционировалось как управление трудом.
Управление Маркс показывал и представлял управление производством как управление трудом, неизбежно полагая и отождествляя труд и производство. Нахождение и выражение труда производством и нахождение его в производстве.
Капиталистические условия и порядки исходят из управления того что называется трудом, при том нивелируется и совсем исчезает природа человека. Растворяется и деградирует человеческая природа под воздействием раскрытия человеческих талантов и возможностей.
Талант и возможности человека находятся под спудом социальных отношений.
То, что К. Маркс представлял, что эксплуатация труда содержит всего на всего «присвоение избыточной стоимости», стоимость которую «создаёт» трудящийся частично присваивается капиталистом. На самом деле дело обстоит совсем немного не так. Не присвоение «стоимости», а отлучение от социальной связи с другими и отчуждение от продукта труда, т.е. по существу от труда представляет дефект капиталистической системы.
Решение Маркса отчуждения труда находятся у нереальном и нереализуемом аспекте, тем что отчуждение снимается производством для себя. Действительно производство сообща остро не ставит вопрос отчуждения, но оно также стоит, сглаженное тем что отчуждённым трудом пользуются не капиталисты, а он поступает в общий фонд.
Но отчуждение, как отчуждение трудящегося от продукта его труда так же остаётся актуальной. Всё – равно трудящийся в этой мире и в этой сущности не является трудящимся, отождествлённый с однокоренным словом, понятием труда.
Но ревизия представлений марксизма должна начинаться с ревизии понятий, образующих социальную теорию марксизма.
Если взять теорию общества в том виде как она представляется в учебниках социологии и политэкономии, то знания о обществе предваряют непременное, хоть завтра определяющее превращение общества в производящую для себя фабрику.
Данный идеал или эта теоретическая проработка конструкции общества, не даёт возможность увидеть реальность.
Сознание зиждется на альтернативе капитализма с его классовостью и анархией производства, потому что производство «находится не под планомерным управлением общества», в организации производства для собственного удовлетворения потребностей общества.
Другая альтернатива есть построения общества трудящихся, в котором производство удовлетворяет потребности самих производителей.
Развенчание данной модели общества по – своему это и на сегодняшний день является сверх задачей, где только представление законов в отношении общества поможет действовать осмысленно и результативно для решения реальных экономических задач.
Тем более современная Россия остановилась в развитии из – за невозможности реализации марксисткой теории, построения социализма, без её критического осмысления. Что это было, относится к вопросам выживания, потому что без осмысления этого мы не можем двигаться в развитии.
Что это было действительно бесклассовое общество и высшая форма социальная развития, которая почему – то не удалась и стоит опять штурмовать этот Монблан или теория которая не удалось реализовать по объективным причинам и потому стоит назвать эти причины.
Теория построения социализма как дамоклов меч висит над социальным развитием, над прогрессом. С одной стороны все научные условия представленные Марксом не опровергаются и представляют план по превращения классового общества в бесклассовое, потому представляют руководство к действию. Принимая трансформацию и путь к бесклассовости единственным и правильным движением общества.
С другой стороны практика, как проверка жизнеспособности теории показывает строительство социализма довольно безнадёжным делом.
Потому сознание стоит на этом распутье, невозможностью реализовать теорию построения бесклассового общества и в то же время эта самая теория остаётся ниспровергнутой.
Прорыв в социальном развитии потому связан с ревизией теории общественного познания и общественного устройства.
Общество, которое «строит» рынок, казалось рассталась с научными коммунизмом, с научными условиями представляющими строительство «нового» общества.
В том и дело что как соотносится строительство рынка с научными достижениями превращения капитализма в социализм. Почему в социализме не было рынка и как рынок связан с социализмом - являются определяющим в теории общественного познания.
Что не так строили и что в научной теории по построению коммунизма было то, что отрицало рынок или почему марксизм нерыночная теория. Это не просто вопросы, а вопросы ответы на которое определяют выживание страны.
Почему Карл Маркс анализируя теории общества во всех тонкостях и подробностях не проникся, не открыл и не заметил то главное, к чему мы сейчас стремимся. Не открыл и не заметил главные черты, того что называется рынок.
Основание тому можно считать, что он рассматривал общество как таковое, представляя его обществом на основании коллективности, всеобщности, к которой тяготеет трудящийся человек. Коллективность по этому взгляду, образуется на основании общего труда, общего производства.
К. Маркс показывает, что общество и родилось, образовалось на основании коллективного труда, которое было первобытным. Первобытное общество имело, по его видению естественным рождением общества так такового с сопутствующим ему принципом общности, всеобщности.
Дальнейшие социальные формации были подпорчены и мрачены классовыми отношениями, на основании того что человек благодаря общности , развитии этой общности, стал больше производить.
С того момента, когда он смог не только обеспечивать непосредственную свою жизнедеятельность, но и производить боль этого значения.
По сути Маркс проводил эту стратегическую мысль, положив её на все последующие формации. Стратегическая мысль уже содержала утопические моменты, как труд для себя и затрата труда как выражение самого труда. Понятие, которые не имеют к понятию труда никакого отношения, или точнее абстрактное.
Затрата труда не является трудом, потому что не выражает его социальный смысл и сущность, смысл полезности его для других.
Так же как и труд для себя, понятие, которое для Маркса имеет фундаментальное, определяющее значение, проецированное как на человека, так и на всё общество. Человек производит труд для себя, так и общество производит общество восстанавливающий продукт для себя.
Законы, которые раскрывают основные проблемы этого социального организма должны определить насколько общество оторвано от природы сочетание коллективного и индивидуального в обществе и открыть законы прогресса, законы развития социального организма.
Задача состоит в том, чтобы понять общество по каким законам и правилам оно существует и развивается.
Если этот вопрос может представлять заинтересованность, то современное состояние России этот социальный вопрос ставит на уровень выживания.
Выживание, которое не может показать принципы развития без осмысления результатов социалистического строительства.
Был ли социализм тем действительным социализмом, результатом естественного позитивного движения, фактическим результатом развития, который по каким – то причинам не состоялся. Или это был неосуществимый проект, прожект вызванный несовершенством, изъяном ошибочности теории.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб ноя 26, 2022 5:45 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
Показывала незрелость общественных отношений выраженных в теории общества в виде огромной фабрики по производству общественного продукта.
Ошибочность теории общества исходит, прежде всего, из представления, понятия самого общества, в котором общество рассматривается, прежде всего, как социальный организм производства для себя.
Из этого исходит анализ общества в представлении ему соответствующих свойств и качеств. Общественное производство неминуемо из системного понимания организма производящего для себя приписывает ему монолитность организующего характера.
Система освещения и анализа общества предполагает устройство общественное производство как общее из понимания единства производящего для себя организма.
Общественное производство, как общее с присущим ему общим трудом дополняется, выражается и констатирует отсутствие частной собственности. Более того частную собственность представляют как самой, большой недостаток общества, альтернативной общественному, общественной собственности на всё производство. Представление условий, в которых общество является собственником произведённого общими усилиями всеми членами общества.
Частная собственность в условиях, когда труд отдельного человека не позиционируется и не воспринимается вообще как сущность в условиях представления общества единым организмом.
Организмом, где труд отдельного человека не воспринимается вообще.
Потому он позиционируется только в качестве труда всех, в качестве производителя общего продукта для всех.
«Индивиды, производящие в обществе, — а следовательно общественно-определенное производство индивидов, — таков, естественно, исходный пункт», писал Карл Маркс не особенно задумываясь о том что индивидуализирует человека в обществе.
Правильней было представлять индивидуальность трудящегося или саму индивидуальность представлением не труда в обществе, а труда для общества, для других. Только труд для общества, для других индивидуализирует труд и самого человека в условиях общества.
Производство в обществе, обусловленное структурой назначением и ролью производственной фабрики обслуживает ещё и обслуживает идею индустриального общества. Общества назначение, которого состоит в производстве для удовлетворения потребностей общества, производство для непосредственного потребления.
Немаловажно, что данная идея, в свою очередь предполагает идеальную структуру общества в виде производственной фабрики. Мысль Адама Смита из «Исследования о природе и причинах богатства народов» в отношении анализа общества уже сворачивает на этот путь.
«Результаты разделения труда для хозяйственной жизни общества в целом легче всего уяснить себе, если ознакомиться с тем, как оно действует в каком-либо отдельном производстве»», кн.1. гл.1.
Этот путь искусственного разделения труда, который строил искусственное же общество под воздействием непосредственно производственной структуры.
Принимая производственную структуру под условия общества, неизменно отмечается отсутствие обмена в нём. «На каждой фабрике труд систематически разделён, но это разделение осуществляется не таким способом, что рабочие обмениваются продуктами своего индивидуального труда».
Система общества, которую Карл Маркс попытался переиначить, построить «другое общество» связывается с обменом , обменом продуктами труда. Это и есть то, что называется рынок, где определяющим понятием является товар.
Социальные отношения в обществе возникают под воздействием обмена.
Обмен человека с человеком или обмен с другими является началом общества. Обмен с другими завязывает социальные отношения и где проявляются понятия, как общественные понятия.
Принимаются условия, структура общества в которой труд проявляет себя, осуществляя взаимодействие, в котором труд стоит труд труда. Тем самым обеспечивается равенство товаров, проявляется только трудовая стоимость, только стоимость на условиях обмена, коммуникации труда, в условиях общества. Стоимость, которая первоначально проявляется в структуре общества. Стоимость как отношение обмена, в котором одна вещь «стоит» другую, т.е. обстоятельства общественного взаимодействия, которые и проявляют отношение равенства.
Только так и только в обмене товаров проявляется не только общество, но и сам обмен. Обмен исходящий не только из равенства содержания товаров, но и из равенства (одинаковости) самих понятий.
Для К. Маркса общество неожиданно считается структура, где нет ни труда в конкретном значении этого слова, ни товара, поскольку в производстве и производством выражается абстрактный труд. Товаром не может быть изогнутая трудом проволока необходимая для изготовления булавки, производимый отдельным человеком на отдельной булавочной фабрике. Труд, приложенный к проволоке для придания ей определённой формы, не является трудом в буквальном, понятийном значении этого слова.
Труд служит для удовлетворения общественных потребностей, потребностей других и не может быть признан как труд в произведённой вещи на основании её функциональной полезности. Общественное производство предполагает закрепление труда не в просто полезной вещи, а в полезной вещью для других. Только полезная для других вещь может позиционироваться товаром, «что выражает обмен».
Но является ли вещь полезной для других, это может показать и выразить только обмен, в котором и при котором создаются пропорции обмена.
Абстрактное выражение понятий в обществе, предполагает абстрактное общество, утопию, обусловленную и базирующуюся на понятиях представленных обществом. Утопию, покоящуюся на понятиях, выраженных в организации отдельной фабрики.
Разделение труда на отдельной фабрике не реализует мысль Карла Маркса, что «вместе с этим разделением труда дано и распределение». Распределение производства или распределение произведённого не происходит, если представить что распределение труда на фабрике существует. Распределение это всегда распределение полученного из обмена другого общественного труда, «стоимости» и капитала.
Труд в обществе выполняет социальную функцию и распределение происходит не того что произведено, а того что стоит этот труд.
Только так проявляется общество и общественные понятия.
Распределение того что создал, произвёл труд в обществе, не относится к обществу, потому что производство в обществе опосредствуется обменом. Производство существует не для непосредственного потребления, а для обмена.
В этом случает и проявляется реальное отношение и к самому обществу и к общественным понятиям.
Распределение того что стоит, другой общественный труд, только в этом случае полагает «научность», того что вкладывается в понятие науки или ставит на рассмотрение главный вопрос политэкономии – как создаются пропорции обмена товаров.
В случае «огромного общественного производства», непременно предполагается производство стоимостей, потому что предполагается научное объяснение и научное оформление равности двух вещей их «стоимостное» отношение. Отношение «произведённых стоимостей» и стоимость как внутреннее содержание товара..
Карл Маркс для изучения и анализ капиталистического общества начинает так что богатство общества, в котором господствует капиталистический способ производства выступает как огромное скопление товаров, а отдельный товар – как элементарная форма богатства.
НО является ли метод изучения общества универсальным, собственно методом изучения общества, в котором присутствует, осуществляется первобытный способ производства, но товар не является «элементарной» частью богатства.
Более того, товар как понятие вообще не применяется или отсутствует вообще. Данный способ производства не производит товар, результат производства даёт другое понятие.
Потому анализ общества, которое определяет способом производства «элементарной части» производства не является совершенным, поскольку даёт различный результат производства.
Применительно к анализу общества способа производства, которое определяет его социально – экономическую форму даёт сбой в отношении «элементарной части» общественного производства который даёт этот способ. Методология способа производства даёт выражение понятий исходя из производства. «Производство товара» и «производство стоимости» непознаваемо по отношению к товару и стоимости. Т.е. товар и стоимость не являются результатом производства, просто произведёнными вещами.
Изъян теории в представлении общественных понятий и исходит из того, как он рассматривает товар и стоимость.
«Он (товар) никогда не может быть произведён без того, чтобы не была произведена его стоимость», 26-3-79.
Товар или совсем не товар, а просто предмет потребления, сглаживается, примиряется Марксом в определении понятий товара и предмета потребления, потребительной стоимости.
Задача общественного развития состоит в том, чтобы объяснить общество, то его состояние, где Гегелем введено понятие гражданского общества, в рамках которого «каждый зависит от каждого». В чём состоит зависимость и как она проявляется
Как каким образом обеспечивается и проявляется эта зависимость и в чём она состоит. Каково отношение индивидуального и коллективного начал в обществе и как изменяется общество и изменяется ли оно вообще.
Всё – таки прав был Фридрих Энгельс, который полагал в «Развитии социализма..», что незрелым классовым отношениям соответствуют и незрелые теории. Но очень бы удивился тому, что это относится и к теории оптимального общественного устройства, выдвинутой им вместе с его другом Карлом Марксом.
Вообще, подходя к теории общества представляемой К. Марксом и Ф. Энгельсом, следует понять, что она исходит и базируется на социальном отношении человека и общества или социальному состоянию, выражения человека в обществе.
Теория показывает что человек в обществе представляется производителем всего сущего для себя, того что обеспечивает его социальную жизнь. Всё что он производит своим трудом, в конце концов, оказывается полезными вещами, необходимыми человеку в его обыденной жизни.
Но всё это в принципе составляет и представляет основана на абстрактном отношении к человеку, его труду и обществу, в конце концов. Абстрактность производства обеспечена тем, что человек производит для человека, минуя или умозрительно раскрывая принцип данного или такого производства.
Если заметить, то в настоящей жизни или в обществе только абстрактно можно выразить мысль что трудом и за счёт труда человек, осуществляет своё воспроизводство, производит полезные вещи для себя.
Так же абстрактно просматривается тенденция общества, которую марксизм принимает основной по отношению к обществу.
Конкретность и реальность общественного производства показывает, что человек производит именно то, чем не пользуется вообще, Производит то что ему не нужно вообще или общественное производство устроено так, что для себя человек не производит. Потому производство вообще или просто производство в обществе, показывает отвлечённость от реального труда человека. Позволяет только абстрактно выразить, сказать, что производство служит целям потребления, обеспечения человека всем необходимым.
Потому производство для собственного обеспечения, для собственного потребления, не очень – то годится для объяснения общественного производства.
Производство товаров, составляющих в «огромном скоплении» сущность общественного производства, являет собой какое – то противоречие, какой – то раздор в понятиях. По факту общественного производства для себя и производства для потребления все произведённые вещи являются предметами потребления, тем для чего они производятся.
Потребление товара заключает некоторую несогласованность в самом понятии и результате его применения использования.
Ведь товар, предполагает понятие, которое исключает его непосредственное использование как предмета потребления. Товар это вещь для продажи, для обмена, а не для его непосредственного потребления для себя.
Ведь что такое товар, это в своей истинном смысле, вещь для практического применения человеком в общественной жизни, потому необходимо устранить ту конфронтацию между самим человеком и внешним неведомым и непонятным и противоречивым миром.
Товарное производство, как производство товаров, которое обеспечивает повседневную, обыденную жизнь общества, полагает некоторое противоречие, противостояние между производством и потреблением, использованием произведённой вещи не для потребления.
Вообще, принимая форму научности марксизм, как «научный коммунизм», Карл Маркс и Фридрих Энгельс не очень – то озаботились тем, что есть общество, его создание и сам предмет изучения.
Для Маркса общество всегда было и на этом устроена вся «научность», что общество это прежде всего производство, производство людей для себя, производство которое в конце концов обеспечивает всех.
Как описывает это Адам Смит В «Исследованиях…»: «Годичный труд каждого народа представляет собою первоначальный фонд, который доставляет ему все необходимые для существования и удобства жизни продукты, потребляемые им в течение года и состоящие всегда или из непосредственных продуктов этого труда».
Карл Маркс так же описывает и представляет общество и общественное производство.
Если заметить что в представлениях А. Смита не полагает товарного отношения к продукту, который производит «годичный труд» общества, которые как продукты труда непосредственно потребляются, как непосредственные продукты труда.
Продукты труда при таком, данном, рассмотрении общественного хозяйства являются продуктами потребления. Товарами продукты труда являются при определённых условиях.

Саму конфронтацию устраивает и образует разделение труда. Когда «разделение труда делает возможным — более того: действительным, — что духовная и материальная деятельность, наслаждение и труд, производство и потребление выпадают на долю различных индивидов; добиться того, чтобы они не вступали друг с другом в противоречие, возможно только путём устранения разделения труда», «Немецкая идеология»,3-31.
Разделение труда в обществе, разделение которое проявляет труд как труд, который только в данном качестве, когда он для других, показывает, что производство и потребление «выпадают на долю различных индивидов».
Производство столяром стула и булочником пирожного уже попадает под «санкции» К. Маркса для «сглаживания» противоречий в обществе, тогда как на самом деле это есть проявление его сущности.
Общество и создаётся потому и устроено на том что производитель и потребитель это разные люди. Что образует не только общество, но и его системность, общественный баланс, который связан так же с данным фактом.
Тем самым представляя «общество трудящихся», они представляют общество фабрикой по производству предметов общественного предназначения для себя. Фабрикой, которая осуществляет, сохраняет и базируется на социальном балансе большего, чем потребления производства.
Призрачность такого социального баланса покоится на утопических принципах меркантилизма. Производством «стоимости» человеком, трудящимся вообще. Точнее в его неопределимости и эфемерности, сколько «стоимости» человеком, трудящимся произведено. В том числе и на неопределимости потребляемой «стоимости», сколько «стоимости» потрачено на восстановление труда.
Такой баланс общественного производства можно объяснить только механизм меркантилизма, но не реальное, прагматическое его состояние, хотя это и относится к теории.
Теория общественного баланса держится на отношении человека и общества, сколько человек произвёл для общества, для других, столько он и получает от общества. Это обусловлено тем, что человек как индивидуум трудится для общества, но если заметить, то почти весь труд в обществе коллективный, который не отметает данный принцип, а базируется на нём.
База, которая осуществляет и проявляет принцип, который гласит, что человек трудится не в обществе, а для общества, для других.
По этому правилу человек является тем, что продаёт, обменивает труд с обществом с другими. Что и создаёт систему, в которой или при которой трудящийся располагает другим общественным трудом или трудом других, полученным из обмена. Получает из этого взаимодействия, а не производит «для себя», как это пытались доказать К. Маркс и Ф. Энгельс.
Этот прагматизм и получил развитие в 90 –е годы тем, что не только «устраивал капитализм», по которому трудящийся оставался наёмным рабочим, которому оплачивался не труд, а рабочая сила, но и создавал общественный баланс между трудовыми коллективами. Баланс общественной связи, где покупался общественный труд, труд других.
Баланс, который реально проявлял общество как общество, хотя и сохранял капиталистические отношения, неучастием трудящихся в общественном процессе взаимодействия, покупки общественного труда, труда других.
Человек, трудящийся, оставался вне общества, оставался по – прежнему, маргиналом такого общества.

ОБЩЕСТВО
Карл Маркс в предисловии к «Капиталу» писал: «Конечной целью моего сочинения является открытие экономического закона движения современного общества».
Для этого он представил закон трансформации общества, которая и приводит к законченному результату – построения коммунистического общества. Обществу всеобщего труда.
Саму трансформацию общества Карл Маркс объясняет тем, что общество развивается и становится на новой ступени своего развития более производительным. Формация, прежде всего, на высшем его этапе придаёт обществу большую производительность. Для него эта формулировка означала производства большего богатства общества, производство большего общественного богатства, которое и предполагалось справедливо распределить. Не так, как при капитализме, в этом его «открытие» и состоит, что производителям общественного богатства в капиталистическом обществе общественный продукт не принадлежит.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
 Заголовок сообщения: Re: О КРИТИКАХ ТРУДОВОЙ ТЕОРИИ СТОИМОСТИ МАРКСА
СообщениеДобавлено: Сб ноя 26, 2022 5:48 am 
Не в сети
Статистик
Статистик

Зарегистрирован: Вт фев 13, 2018 11:44 am
Сообщения: 310
Откуда: Россия
То же самое и не является полезной вещью, он (товар) является полезной вещью для других, потому и завязываются, образуются социальные отношения обмена.
Примитивный взглядна общественное производство, выражаемый К. Марксом, состоит в том, что общественное производство определяет производство полезных вещей, предметов потребления, обмен которых можно организовать. Организовать справедливо, исходя из внутренних свойств товара, труда полезности как предмета потребления. Но это Маркс и отрицает.
То что вещь предмет потребления «в себе» или сама по себе и предмет потребления для других очень далековатые понятия.
"Далековатость" понятий обусловлена их различными свойствами, природными, свойствами "в себе", собственными функциональными свойствами, которые присуще самой вещи.
Фетишизм, который присущ товару, который отмечает Маркс, связан с тем что та же самая вещь, приобретая социальное значение, значение полезности для других. Но для этого вещь "должна стать" товаром, а для того что бы "стать" товаром, "должна отражать общественный характер их собственного труда".
Это выражение того что произведённая вещь трудом человека, действительно выражает "общественный характер", тем что она нужна, полезна людям. Нужна другим, полезна для других, тем самым выражая общественный, для других, характер труда.
Само качество предмета потребления, не относит вещь к товарам. Предмет потребления это не товар, предмет потребления становиться товаром когда видна, проявляется его полезность для других.
А это может показать и проявить только обмен. Обмен, который действительно и фактически показывает что вещь нужна людям, другим.
Показывает самое главное что он действительно товар, проявляет и показывает своё действительное свойство – обмениваемость.
В таком свойстве и качестве товар образует то, что называется общественное производство.
В данных условиях становится призрачным свойство «меновой стоимости», которая осуществляет обмен и создаёт меновые пропорции. Меновые отношения товаров.
То что «Вы можете ощупывать и разглядывать каждый отдельный товар, делать с ним что вам угодно, он как стоимость [Wertding] остаётся неуловимым»,23-56. Его такое свойство стоимости, такое как «меновая стоимость». Остаётся неуловимым, потому что это такая же сущность, как бабайка под кроватью, которым нас пугали в детстве.
Стоимости в самом товаре нет, об этом надо заявить и напомнить, про призрачность "стоимостного" обмена.
Пропорции обмена и сам обмен создаётся из принципа социальной, для других, полезности, нужности вещи для других. Полезность "в себе" и вещь "для себя", создаёт фантом общественного производства или даже реальность общинного. Общинное "для себя" не предполагает ни обмена ни товара, зато предполагает полезность вещи "в себе" и труд "для себя".
Пропорции, которые создаются общественно, создаются социально, взаимодействием двух обменивающихся сторон, а не на основе стоимости, которая образует стоимостные отношения товаров.
Обмен создаётся социальным взаимодействием обменивающихся сторон и его нельзя организовать на основании каких - либо показателей, величин и признаков.
Следовательно, полезность « в себе», полезность товара, как полезной вещи на основании его пригодности как предмета потребления становится фикцией.
Полезность производимых вещей для других, создают, образуют динамику общества. Создают из общества систему взаимодействия,

СТОИМОСТЬ
Понятие стоимости представляет не только способность вещи обмениваться на другую. Это понятие раскрывает и показывает границы самой науки политэкономии. Науки, задача которой наглядно выразить, почему товары обмениваются именно в данной пропорции. Почему, отчего, на основании чего они завязываются и создаются, образуются, представляют саму науку и почему и для чего она нужна. Почему "КАМАЗ" можно обменять на сотни километров ниток или тысячи карандашей. Что раскрывает действенность, действительность определённого отношения, пропорции ниток к машине.
Как и почему создаются данные пропорции обмена, на это и должна ответить наука и показать саму стоимость. Объяснение пропорций обмена и должно дать понятие стоимости, чем и создаётся общность науки и стоимости. Хоть стоимость и является одним из понятий науки, но всё равно, можно сказать, что она встаёт с наукой вровень.
Вообще в данный момент все усилия науки сводятся к выражению абсолютного значения стоимости, стоимости которая образует не очень ясный, нематериальный образ каждой вещи. каждого товара. Образ, из которого образуются "стоимостные " отношения товаров, обмен товаров на условии имманентной стоимости каждого из них. Сущность стоимости должна показать и условия «прибавления» стоимости к стоимости, т.е. "прибавочную стоимость", "Стоимости", которая больше капиталистических затрат на производство товара. Представлением того что «производство товара» стоит меньше, чем стоимость его реализации, обмена.
«Трудовая стоимость» это стоимость которая создаётся трудом и является достаточной для превращения вещества природы в вещь, приспособленную для обслуживания и обеспечения человека.
По сути, упование теории на «трудовую стоимость товара» выходит за рамки одного труда. «Трудовое содержание» товара важно не само по себе, а это содержание должно обеспечивать равенство труда в двух обмениваемых товарах. Тем самым систематизировать общество, показать общество системой равного труда представленное в обмене и обменом.
Вот что пишет Адам Смит в «Исследовании о природе и причинах богатства народов»: «стоимость всякого товара для лица, которое обладает им и имеет в виду не использовать его или лично потребить, а обменять на другие предметы, равна количеству труда, которое он может купить на него или получить в свое распоряжение. Таким образом, труд представляет собою действительное мерило меновой стоимости всех товаров»,гл.5.
Следует обратить внимание на то, что «мерило меновой стоимости» «равно количеству труда, которое он может купить на него или получить в свое распоряжение».
По сути и по факту это труд других, который приобретается при обмене. Тем самым «мерило» находится не в самом товаре, а проявляется через «то количество труда, которое он может купить на него или получить в свое распоряжение». Естественно и само собой разумеется, что мерилом является другой труд.
Но «Исследование ..» в той же мере противоречиво представляет структуру общества, как и «Капитал» К. Маркса.
Дальше А. Смит пишет «Действительная цена всякого предмета, т. е. то, что каждый предмет действительно стоит тому, кто хочет приобрести его, есть труд и усилия, нужные для приобретения этого предмета. Действительная стоимость всякого предмета для человека, который приобрел его и который хочет продать его или обменять на какой-либо другой предмет, состоит в труде и усилиях, от которых он может избавить себя и которые он может возложить на других людей. То, что покупается на деньги или приобретается в обмен на другие предметы, приобретается трудом в такой же мере, как и предметы, приобретаемые нашим собственным трудом».
Анализируя эти слова А. Смита, то можно представить общество также как это делает он сам и Карл Маркс.
Общество, для К. Маркса, это социум людей производящих для себя в «идеальном» варианте. Производство для себя предполагает, что каждый из трудящихся производит своим трудом товар – предмет, производимый собственным трудом трудящегося.
Это его трудовое свойство или выражение труда в товаре (для Маркса) является начальным моментом обращения товаров. Товар или покупается или обменивается на основании того что он произведён трудом. Произошло выражение труда, поскольку он (труд) представляется затратой рабочей силы. Поскольку произошла реализация труда, то обмен его предопределён.
Но в этом и состоит выражение науки, её прагматизм, что она должна показать проявление и создание пропорций обмена труда.
Ценность же товара, определяется во – первых ценностью изготовивших их труда, если представить труд затратой рабочей силы или произошло « производительное расходование человеческого мозга, мускулов, нервов, рук и т. д. и в этом смысле — один и тот же человеческий труд»,23-53.
Что труд изготовивший вещь или вещи приобретаемые собственным трудом, труд «для себя», в такой же мере труд, как и труд, который «можно получить в своё распоряжение» через обмен.
Потому трудовая ценность или ценность придаваемая вещи, товару трудом всегда справедлива и естественна, вне зависимости от вектора приложения сил. Труд для себя и труд для других, в равной степени труд, который образует, если не трудовые, то стоимостные отношения, поскольку труд, производит, создаёт стоимость.
Обмен труда на труд, труда на равный ему труд, является условием построения «общества трудящихся», в котором труду есть «трудовая оценка» - это затраты на производство.
Так появилась и проявилось «общество трудящихся», общего всеобщего труда под названием социализм Маркса. Труда, коммуникация которого несомненна и определяется производственными затратами на изготовление полезной вещи.
Ведь по мысли А. Смита «Труд был первоначальной ценой, первоначальной покупной Суммой, которая была уплачена за все предметы. Не на золото или серебро, а только на труд первоначально были приобретены все богатства мира; и стоимость их для тех, кто владеет ими и кто хочет обменять их на какие-либо новые продукты, в точности равна количеству труда, которое он может купить на них или получить в свое распоряжение».
Не очень разумный взгляд на общество, состоящее в производстве, в затрате труда, которое по мысли должно обеспечить равное, системообразующие отношение затраченного на производство вещи труда. «Трудовая стоимость» и трудовое отношение труда, представленное в любой произведённой вещи, довлеет над нашим сознанием Дамокловым мечом. Что имманентное содержание произведённой вещи и создаёт пропорции обмена товаров.
Пропорции обмена создаёт общество при общественном же отношении труда, как не просто труда, а труда для других. Отношение, которые создаются социально, выражением полезности для других.
Отношение, которые в приводимом примере Карло Марксом, обмене сюртука на сукно никогда не могли бы состоятся, если бы ткачу не требовалась обновка, а портному сукно для работы.
Но К. Маркс пошёл «другим путём». Он представляет что обе вещи произведены трудом и представляют ценность (вообще) и потому обмен их предрешён. Предрешён, на основании их трудовой ценности, ценности придаваемой трудом и полезности их обоих как предметов потребления.
В обществе трудящихся, обществе производителей для себя, обмен, по мысли К. Маркса легко будет организовать.
Организованное общество или общество организованного обмена и создавало утопический образ «общества трудящихся».
Братское отношение «трудящихся» в системе производящих труд, которое К. Маркс представил пост – капиталистическим обществом, базировался на отношениях в самом капиталистическом обществе.
Продажа капиталистом товара представляет не очень здоровый и верный ход, для него, в системе общественного хозяйства. Систем капиталистического хозяйства, где каждый капиталист ищет выгоду. Система, которая по определённому взгляду должна обеспечивать общественные потребности. Тот же взгляд представляет что капиталисты, нанимая рабочих для производства, преследуют исключительно личные интересы. Их интерес простирается исключительно для получения денег, прибыли.
Для капиталиста, по мысли Маркса, производство товара является отдельным и отделённым от общественных проблем действием.
Капиталист производит для того чтобы затратив минимум на производство, тут же продать произведённую вещь дороже самого производства.
Капиталистов не интересует само производство, а только в той части, что их интересуют деньги и они как куцы, производят за меньшие деньги, а продают за большие. позволяет отдельным капиталистам обогащаться за счёт других.
Тем самым К. Маркс раскрывает меркантилизм капиталистического общества, где всё замешено на деньгах, даже само производство, не замечая, что он пользуется для объяснения меркантилистическим методом.
Потому Маркс прежде меркантилист, чем всё капиталистическое общество, тем что начинает объяснение капиталистической формации с денег и деньгами. Капиталист покупает всё для производства, в том числе и труд, предполагает уже существование труда и его присвоение капиталистов. Но непонятных для Маркса, почему получается изначально, что у одних на руках капитал, у других ничего, кроме рабочей силы.
Общество начинается с обмена равного труда, это ещё выразил Аристотель. Покупка капиталиста показывает только вторичные процессы в обществе, покупка рабочей силы для производства.
Меркантилист Карл Маркс всё объясняет деньгами, посредством денег. Для которого стоимость товара это стоимость "в себе", стоимость самого товара, не замечая, что товар скорее стоит, чем имеет стоимость «в себе».
Для анализа общества он не отступает от мантры представления обособившихся в обществе товаров, представляющих их «огромное скопление. Отрицая динамику в обществе, и если не считая, то эта динамика для него должна находится под постоянным контролем, самой организацией обмена.
Сам же товар для него «элементарная часть этого скопления», потому он и исследует данную «элементарную часть».
«Стоимость всякого капиталистически произведенного товара (W) выражается формулой: W = с + v + т», представляет такой микс недостоверного отношения к понятиям, что становится даже не по себе. Как это можно было принимать за чистую монету?
Во первых не может быть оправдано даже само понятие «производство товара», которое К. Маркс отяготил и стоимостью и капиталистически.
Ведь, по словам его самого: «Чтобы произвести товар, он должен произвести не просто потребительную стоимость, но потребительную стоимость для других, общественную потребительную стоимость», 23-49.
Только на основании этого предложения, понятие «производство товара» является противоестественным. Потому что в любом случае производится «потребительная стоимость», предметы потребления. Но товар это «потребительная стоимость для других» и вообще потому «общественная потребительная стоимость».
Соответственно этому, никто не может сказать, что произвёл именно то, что действительно нужно людям. Нужно что бы произведённая вещь была полезна другим, была потребительной для других.
Для этого Карл Маркс справедливо и полагает «Для того чтобы стать товаром, продукт должен быть передан в руки того, кому он служит в качестве потребительной стоимости, посредством обмена», там же.
Неизменно, продукт труда должен «стать товаром», что допускает или точнее не допускает понятие «производство товара». Для этого произведённая вещь ещё должна им стать таковым.
Для этого предполагается определённый метод превращения вещи в товар. Рассуждения К. Маркса и сводятся к тому, чтобы вещь стала товаром она должна быть «передана в руки того, кому она служит в качестве потребительной стоимости посредством обмена».
Но здесь у Маркса есть некоторая подтасовка фактов.
Передача «потребительной стоимости», предмета потребления или просто полезной вещи, должна происходить на условии уверения, заверения визави что вещь действительно полезна имеет потребительные свойства. Представить условия передачи «потребительной стоимости» в другие руки на условии заверения, гарантии и обнадёживания в достойных потребительных качества вещи.
Но это не так, «передача в другие руки» происходит в условиях или на условиях обмена. А обмен представляет обоюдный процесс, раскрывающий и показывающий интерес к обоим представленным для обмена вещам. Обмен и происходит на условии что обе вещи представляют взаимный интерес и пользу, интерес и пользу для другого. Потому обмен это социальный процесс, а не «научный», который предполагает организованный обмен на основании имманентных качеств произведённых вещей.
Произведённые вещи не представляют и даже не могут представить социальное их выражение самой «полезностью произведённых вещей» изначально. Социальная полезность это полезность вещи для других, которую может показать только обмен.
У К. Маркса, же произведённая вещь не только показывает социальную полезность «в себе», но и даже её особенность, производство «по – капиталистически».
Обмен только – только завязывает, образует социальные отношения в обществе и на основании произведённой вещи определять, что эта вещь соответствует стандартам капитализма, не только преждевременно, но и умозрительно.
Ясно, что в рассуждениях Маркса присутствует меркантилизм, что производство стоимости производство «прибавочной стоимости», для него естественный процесс. Процесс объяснения стоимости из затрат стоимости, так же как труда из затрат труда.
Слова К. Маркса :«Вы можете ощупывать и разглядывать каждый отдельный товар, делать с ним что вам угодно, он как стоимость [Wertding] остаётся неуловимым», предваряет мистическую природу стоимости. Представление её нематериальной, невещественной категорией, которой обладает каждый товар. Было бы наверно легче жить, если изобрести прибор для измерения этого неуловимого свойства. Но не надо спешить с этим, идти на поводу беспокойных теоретиков, ставящих нереальные задачи.
Неуловимость стоимости объясняется очень просто , её там нет. Товар не обладает стоимостью, как своим качеством, свойством, потому что понятие стоимости относительно.
Нет его абсолютного выражения, и понятие стоимости относится не самому товару, а к тому что он стоит относительно через выражение обмена.
Соотвствующе, не стоимость образует "стоимостные" отношения товаров, а обмен, то естественное выражение общества, которые образуют сами люди, показывают, то, что товар стоит. Обмен образует свои пропорции и "относительность", которую выражает стоимость, замеченное ещё А. Смитом, относится не стоимости, а товару. Товар стоит другого товара относительно, который и есть его стоимость, а не самого себя, это раскрывает и показывает реальность, вместо фантома "стоимости" самого товара.
Т.е. обмен показывает равнозначность товаров, а не равность, равнозначность их стоимостей. Обмен образует и образован товарным, а не стоимостным взаимодействием, взаимодействием товаров, а не их стоимостей в "абсолютном" выражении.
Вообще непоследовательность Маркса по отношению к стоимости просто поражает.
Он приставляет меновую стоимость в различных ипостасях.
Во – первых в абсолютном значении, в ом что она присуще данному товару, её относительность, которую ещё отмечал А. Смит, он относит к относительности абсолютных стоимостей.
Кроме этого выражая стоимость в виде отношения «Меновая стоимость прежде всего представляется в виде количественного соотношения, в виде пропорции, в которой потребительные стоимости одного рода обмениваются на потребительные стоимости другого рода», 23-44.
В непосредственном отношении товаров, не очень представляя, чем она вызвана.
«Два сюртука могут, поэтому выразить величину стоимости 40 аршин холста, но они никогда не могут выразить величину своей собственной стоимости, величину стоимости сюртуков», 23-66.
Два сюртука, конечно могут выразить аршин холста, но опускается самое главное – как создаётся отношение между сюртуком и холстом, если он не «стоимостное»?
И по мысли Маркса не может быть таковым, потому что не могут выразить свою собственную стоимость.
Тогда, в данном случае, как создаются пропорции обмена 40 аршин холста на два сюртука?
Как создаются пропорции обмена, если не может быть выражена стоимость товара в абсолютном значении или сама имманентная стоимость.
Стоимость, которую беззастенчиво, иногда игнорирует Маркс.
. Я не могу, например, выразить стоимость холста в холсте»,23-58.
Чтобы положить конец различным вариантам определения стоимости и её объяснение и формулировке, надо сказать, что стоимость это то что товар стоит в обмене, т.е. другой товар.
Но это положение стоимости создаёт ещё немаловажный, а точнее определяющий для общества фактор – как создаются отношения товаров если они не «стоимостные».
Отношения товаров создаются социально, на условии функционирования общества, выражении полезности вещи для других. Нет такого свойства и качества товара «в себе» которая могли бы организовать обмен. И стоимость это не что – то эфемерное, призрачное свойство, которое присутствует в каждом товаре, а вполне себе материальное. Так же материально, как товар, которые её (стоимость) представляет.
Потому «Стоимость всякого … товара (W) выражается формулой: W = с + v + т», которая предполагает «создание стоимости», предполагает меркантилизм в худшей его форме. Карл Маркс поступает, в этом случае, как истовый и истинный меркантилист, объясняя что стоимость товара (W) образуется из стоимости, т.е. стоимость объясняется стоимостью.
Товар, который для К. Маркса является «элементарной частью» капиталистического производства, хоть он и предполагал статику «огромного скопления», полагает «элементарное выражение стоимости».
Но он содержанием «имманентной стоимости» полагает не произведённый, собственный труд в товаре или труд, который его создал, произвёл, а другой общественный труд.
Труд, который по логике процесса должен содержать и содержаться в (с) и в ( v). В одном случае то что обслуживает производство, станки, здания , эл. энергия, в другом жизненные средства, которые обеспечивают способность рабочей силы производить.
Но всё это представляет общественный труд, который по логике должен существовать до процесса «элементарного производства отдельного товара». Который создает, образует множество произведённых вещей – товаров общественного хозяйства.
Логика и подсказывает что общество и общественное производство существует вдалеке от «элементарного производства единственного товара».
Что статика образования «отельного товара» не вписывается в реалии общества. Товар это то что соединяет людей в общества, представляя его полезной вещью для других.
Ля К. Маркса же он был полезной вещью произведённой трудом, в котором К. Маркс старательно искал имманентные свойства и возможности самого товара.
Он стремился показать «создание стоимости» и «прибавочная стоимость» (его «открытие») получилась потому что затраты на производство являются в большинстве случаев, меньше, чем сама стоимость товара.
Такое положение и выражение стоимости представляют его «добротный» меркантилизм, показывающим не само содержание стоимости, а деньги, которая она представляет.
Содержание стоимости полагает труд других, общесвенный труд, который и распределяется между капиталистом и наёмным рабочим.
Распределение, которое указывает, что наёмным рабочим всегда достаётся из «стоимости» только часть, которая идёт на восстановление его рабочей силы. Только средства содержания ( v), что и указывает на капиталистические отношения, в том числе и в «обществе пролетариата», обществе наёмных рабочих.
Для меркантилиста К. Маркс это формула показывает «создание стоимости товара», он показывает как стоимость товара, которая должна быть первоначальной, хоть в условиях капитализма, хоть в условиях общества, образуется из стоимости.
Если купить станок ( с ) и рабочую силу или труд( v),, как кому нравится, потому что это белиберда, то эта сила создаст саму стоимость товара которая компенсирует и её расход необходимыми средствами содержания и расходы на ремонт и обслуживания станка и даже принесёт прибыль капиталисту.
Кроме меркантилизма Марксу можно присовокупить и болезненное воображение, потому что неизвестно, сколько будет стоить произведённая вещь в обмене. Будет ли стоит вообще, т.е. создаст ли какое – либо товарные отношения.








ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Карл Маркс пытался понять и представить принципы для него ещё не существующего пост - капиталистического общества. Он представлял его организованным обществом или обществом организованного обмена, по сути, огромной общиной.
Но его не очень - то реальный образ связан с неразборчивостью общественных понятий, где Карл Маркс, кажется, спутал и перепутал всё. Труд, который просто производит, это в лучшем случае. В худшем, это когда труд производится для себя, труд который обслуживает себя и который даже не может, в этом случае, рассматриваться как труд. Труд который реализовал себя произведя то ли товар, то ли предмет потребления. Общество, которое представляет совокупность производящих для себя людей, где сам отдельный человек из себя ничего не представляет, индивидуальность, которая предполагает действовать и создавать продукт самостоятельно, не вписывается в общество К. Маркса. Товар, который производится для себя, стоимость, есть некое качество, свойство товара, определяя меру социального обмена, его пропорции.
Общину он хотел представить обществом, рабочую силу трудом, товар просто произведённой вещью. Стоимость, неким качеством вещи, позаимствовав у Адама Смита, выражение полезности вещи, благодаря её полезности "в себе" и меновых способностей этой же вещи, несмотря на то, что она не имеет их. Меновой стоимостью вещь делает общественное отношение людей, полезность её для других.
Потому общество создают люди или общество составлено из людей, которые покупают полезные для них вещи, из самого социального общения образую пропорции обмена товаров.
Пропорции обмена создаются социально, самими людьми, из их постоянного и непрерывного взаимодействия. Потому товар стоит столько, сколько он стоит в обмене, а не до него.
Общество, которое прогнозировал Карл Маркс это утопическое общество, потоу что это общество организованного обмена, которая «отменяет» непосредственное общение, взаимодействие людей в обществе, по сути «отменяя» само общество.
Но начало «научному обществу» всё же положил Адам Смит, представлением стоимости товара «в себе» имманентной его стоимости.
Многие цитируют его слова из «Исследования..»: «Надо заметить, что слово стоимость имеет два различных значения»: иногда оно обозначает полезность какого-нибудь предмета, а иногда возможность приобретения других предметов, которую дает обладание данным предметом. Первую можно назвать потребительной стоимостью, вторую — меновой стоимостью. Предметы, обладающие весьма большой потребительной стоимостью, часто имеют совсем небольшую меновую стоимость или даже совсем ее не имеют; напротив, предметы, имеющие очень большую меновую стоимость, часто имеют совсем небольшую потребительную стоимость или совсем ее не имеют. Нет ничего полезнее воды, но на нее почти ничего нельзя купить, почти ничего нельзя получить в обмен на нее. Напротив, алмаз почти не имеет никакой потребительной стоимости, но часто в обмен на него можно получить очень большое количество других товаров», гл.4.
Но редко кто предложения до и после этого.
«Теперь я приступлю к выяснению правил, согласно которым люди обменивают товары друг на друга или за деньги. Эти правила определяют так называемую относительную, или меновую, стоимость товара»
«Для выяснения основных правил, определяющих меновую стоимость товаров, я попытаюсь показать: во-первых, каково действительное мерило этой меновой стоимости, или в чем состоит действительная цена всех товаров».
Читая строки А. Смита, можно только заключить, что таких правил, по которым происходит обмен товаров, нет и не может быть. Потому что обмен определяет общество, а не так называемую «меновую стоимость». У неё нет мерила, потому что пропорции обмена создаются и образуются посредством коммуникации людей.
Это связь и сотрудничество связаны с конструкцией, условиями общества, в котором всё производится для других.


Вернуться к началу
 Профиль Отправить email  
 
Показать сообщения за:  Поле сортировки  
Начать новую тему Ответить на тему  [ Сообщений: 1108 ]  На страницу Пред.  1 ... 70, 71, 72, 73, 74

Часовой пояс: UTC + 3 часа [ Летнее время ]


Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2


Вы не можете начинать темы
Вы не можете отвечать на сообщения
Вы не можете редактировать свои сообщения
Вы не можете удалять свои сообщения
Вы не можете добавлять вложения

Найти:
Перейти:  
cron






Powered by phpBB2
Powered by phpBB © 2000, 2002, 2005, 2007 phpBB Group
Русская поддержка phpBB